Истории

Истории

Подписчиков: 4269     Сообщений: 9839     Рейтинг постов: 16,071.1

рассказ story постапокалипсис музыка ...Fallout фэндомы 

Я не люблю вспоминать о детстве. Боль и жажда - типичные спутники новоиспечённого жителя пустошей. Но однажды всё поменялось.
Старое, полуразвалившееся, почерневшее от огромных пожаров здание смотрело на нас пустыми глазницами выбитых окон. Обитатели пустошей еще не полностью выпотрошили этого довоенного колосса, поэтому в наших юных сердцах теплилась надежда найти хоть что-то интересное.

Внутри нас приветливо встретили истлевшие красные ковры, улыбающиеся люди смотрели на меня с пожелтевших, обшарпанных картин, в разбитых люстрах слепящими лучами отражались наши фонари.

Наша компания методично прошлась по всем этажам этого памятника ушедшей эпохи, скрупулёзно собирая что-либо полезное. В одной из комнат я нашел её - потрёпанную временем, иссохшую, но от этого не менее великолепную гитару. Она величаво стояла на сцене, как бы оглядывая помещение и лежащие кучей около входа скелеты. На мгновение мне даже показалось, что она как будто обрадовалась появлению новых слушателей в её давно покинутом доме. Бывшего хозяина этого инструмента я встретил в гримёрке. Судя по лежащему на столе револьверу и отсутствию целого черепа, этот человек так и не смог смириться с тем, что происходило за стенами его небольшого убежища.

Незамысловатый жребий короткой соломинкой указал на то, что следующим хозяином гитары предстоит стать мне. С тех пор моя жизнь сильно изменилась: я тратил почти все свои крышки, скупая всё, что хоть как-то было связано с музыкой. Торговцы были только рады избавиться от старых и ненужных журналов-самоучителей да спутанных струн.

Помню момент, когда я окончательно стал бродячим музыкантом. Рейдеры, столбы едкого черного дыма, уходящего высоко вверх, прочь от горящих хлипких хибар, которые я когда-то называл своим домом. В тот день огонь вдоволь утолил свой голод, поглотив всё, что мне было дорого.

Дальше была только дорога. Старый потрёпанный плащ, кольт, надёжно сидящий в кобуре, нож, укромно ждущий своего часа в голенище да гитара на плече стали моими единственными надёжными спутниками. Теплый ветер сопровождал меня из одного города в другой - из салуна в бар, из бара в салун. Пьяные драки, крики выпившей толпы в прокуренном помещении, пахнущем дешевым пивом и мочой, стали вестником того, что сегодня я найду немного еды и пару ушей, готовых послушать сладкое пение струн.

И так каждый день: бар, выпивка и дорога, убегающая бесконечно стремящимся вдаль лучом.

Когда-нибудь Я спою об этом на радио.
рассказ,Истории,постапокалипсис,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,музыка
Развернуть

текст story Fallout 4 перевод удалённое ...Fallout фэндомы 


Ребята из Strategic Music джва года собирали с фанатов бабло на неофициальную русскую озвучку Fallout 4. И вот как продвигается их работа: $ View translation Kuzmenko Klubl7 часов назад С фоллычем ситуация такая - мы собрали часть денег, но нам нужно было ехать по работе в другую страну и на
Развернуть

Fallout Other Конкурсы Fallout рассказ story Пыль и Ржавчина Highwayman ...Fallout фэндомы 

Пыль и Ржавчина. Финал.

Итак, дамы и господа, мы, наконец, добрались до конца. Это — последняя часть "Пыли и Ржавчины", да возрадуются те, кто устал видеть эту графоманию в ленте. Был бы очень рад, чтобы все, кто таки осилил эпопею целиком, отписались по впечатлениям в комментах, хотя бы одной строчкой.

Вот список прошлых частей:

Первая
Вторая
Третья
Четвёртая

Я настоятельно рекомендую последний отрывок читать под приложенный к рассказу трек. Устраивайтесь поудобнее и приготовьтесь к суровому повороту…


* * *


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Конкурсы Fallout,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman


Сара, сидящая на крыше «Хайвеймена», убрала бинокль от глаз и замахала отцу руками.


«Там, на скалах! Это человек! Он в беде!»


Девочка передала бинокль отцу. Тот посмотрел сквозь мутные линзы и нахмурился. В четверти мили от них среди пологих каменных скатов крошечная фигурка боролась со взрослым рад-скорпионом и явно проигрывала. Рядом дымился погасший костёр и валялся скарб странника. На столь большом расстоянии их движения казались неестественными.


Из-за огромных валунов и большого уклона «Крайслис» не смог бы подобраться ближе. «Придётся подниматься пешком. Нужно спешить»- подумал Джон. Они с Сарой прекрасно знали, чего стоит каждая секунда в битве с ядовитым монстром.


Задний диван «Хайвеймена» скрипнул и с неохотой поднялся. Под ним оказался стянутый бечёвкой свёрток. Джон вытащил его из углубления и развернул промасленную ткань.


«Я не знала, что у нас есть ружьё!» — удивилась Сара, разглядывая древний помповый дробовик. – «Почему ты не брал его на охоту?»


— Патронов мало, – из жестяной коробочки старик достал три красных цилиндра с латунными донцами. – Я хранил их для особых случаев.


«Кажется, это как раз один из них.»

— Похоже на то…


Он закинул ствол за плечо и уже был готов лезть наверх, но в последнюю минуту остановивился, повернулся к дочери:


— Сара, держи реактор в активном режиме. Не выходи из машины. Будь внимательна, смотри по сторонам и на скалы. Если что-то случится – сигналь и уезжай, не задумываясь. Я найду тебя потом.


Сказав это, он побежал к месту схватки.


Только сейчас он, наконец, понял, насколько действительно постарел за эти годы в Пустоши. Быстрое перемещение давалось ему очень нелегко, дыхания не хватало, а ружьё с каждым шагом наливалось свинцом. Очень скоро у Колуэлла начало темнеть в глазах, но он старался не сбавлять темп: на кону была чья-то жизнь. «Второй раз не опоздаю, — проносилось в голове Джона. – Только держись. Я уже на подходе.»


Через пять минут он уже был рядом. Обогнув огромный камень, он вскинул ружьё для выстрела и застыл в недоумении. Валяющийся на земле человек сжимал в руках огромное чучело рад-скорпиона, скрученное из высушенных клешней, кусков панциря и верёвок. Как только он увидел Колуэлла, раздался хлопок, и левое плечо старика обожгла боль. Джон, не раздумывая, выстрелил в ответ.


Бутафорский монстр лопнул, разбросав вокруг окровавленные ошмётки хитина и тряпок. Притворщик под ним взвыл от боли и начал корчиться в быстро увеличивающейся луже собственной крови. Его грудная клетка была разворочена картечью.


Засада!


— Сара! –Закричал Колуэлл, и в тот же миг Пустошь раскололась надрывным визгом «Крайслиса». Сверху Джон увидел, что машину окружило несколько людей. Атомобиль дёрнулся вперёд, но забравшийся в салон разбойник вытолкнул девочку из «Хайвеймена».


Ребёнка за волосы поднял коренастый подельник бандита. Всё это Джон видел как во сне, несясь вниз. Забыв о безопасности и усталости, он спрыгивал с уступа на уступ, размахивая ружьём. Как только Странник оказался на достаточном расстоянии, он, не прекращая кричать, выстрелил.


Мужчина за рулём «Хайвеймена» упал замертво. Остальные трое бросили машину и побежали прочь. У одного из них, низкого парня с голым торсом, в руках была девочка. Два других схватили засыпанную песком дерюгу под ногами и отбросили её прочь. Неприметный холм оказался укрытием для мотоциклов. Похититель запрыгнул на байк, пнул ногой кикстартер. Сара стукнула его костылём по спине, но ответный удар заставил её рухнуть на седло без чувств. Наездник пристегнул её к багажнику ремнём, крутанул ручку газа – байк на заднем колесе сорвался с места. Оставшиеся разбойники начали заводить свою технику.


Джон передёрнул затвор и нажал на спусковой крючок. Последний боеприпас опрокинул мотоцикл и ездока навзничь, но второй бандит унёсся вслед за товарищем. Бросив бесполезное ружьё на землю, Колуэлл в несколько прыжков добрался до открытой водительской двери атомобиля и сел за руль. Против «Хайвеймена» у этих тарахтелок нет шанса. Он догонит их и вернёт Сару.


Приборная панель была вскрыта и выпотрошена. Огромные пучки грубо разрезанных проводов свисали из-под руля и искрили, соприкасаясь с кузовом. Самодельный разбойничий тесак торчал из рулевой колонки.


— Нет! – заорал Джон, ударив кулаком по рулю. «Крайслис» жалобно крикнул сигналом. – Твари! Она же всего лишь ребёнок! Чтоб меня, чтоб меня!


В бессильной злобе Дасти колотил по засыпанной осколками стекла приборной панели. Джон был в состоянии починить машину, но за это время похитители уйдут так далеко, что он не сможет их найти. Мысль о том, что он потеряет Сару, сводила его с ума.


Тяжело дыша, он потирал разбитые руки. Замер, прислушиваясь. Откуда-то снаружи доносились сдавленные хрипы. Джон вышел из атомобиля, перешагнул через тело убитого бандита и пошёл на звук. В двадцати ярдах от него валялись мотоцикл и покалеченный разбойник. Львиная доля картечи осела в байке, но несколько крупных кусков разодрали бандиту брюшную полость. Хотя рана была тяжёлой, корчиться в муках, ожидая смерти, он мог очень долго.


Джон стоял над умирающим врагом и молча смотрел на его страдания. Он достал из-за пояса флягу, открутил крышку.


— Здесь, — старик держал жестянку перед собой на вытянутой руке, — полкварты довоенной водки. Если ты, падаль, скажешь мне, где найти твоих подельников, я отдам её тебе, и ты сдохнешь в алкогольном забытьи. Если нет…


Джон перевернул флягу, и тонкая струйка полилась прямо на рваную рану. Разбойник завопил от боли и начал извиваться, как земляной червь на сковороде.


— Не найду девочку — будешь жалеть о каждой оставшейся секунде твоей поганой жизни. По сравнению с тем, что я тебе устрою, ты сейчас на курорте.


Они нашли общий язык. Чтобы убедиться в искренности пленника, Колуэлл ещё немного «обеззаразил» его раны. По словам умирающего, у них было два лагеря: основная база в сотне миль на запад, и временный перевалочный пункт, куда отправились его дружки с Сарой, — в пятидесяти. По словам разбойника, в патруле осталось ещё пять человек. Он рыдал, размазывая кровавые сопли по грязному лицу и молил о пощаде.


Колуэлл подтащил разбойника к валуну и связал. Сунув флягу в губы раненого, он вылил содержимое ему в глотку. Рейдер мычал, вырывался, но глотал разбавленный водой спирт.


— Желаю поскорее подохнуть, тварь.


Опустевшая фляга со звоном упала на камни.


Джон пошёл ремонтировать «Хайвеймен».


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Конкурсы Fallout,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman


* * *


Бортовой компьютер сыпал сообщениями о повреждениях. Даже на то, чтобы найти в разорванной косе жизненно важные провода и соединить их на скорую руку, ушло несколько часов. Сломанный электроусилитель пришлось снять, чтобы он не мешал рулю крутиться.

Джон не знал, как будет спасать Сару и что сделает с оставшимися рейдерами. Патронов к ружью у него не осталось, зато был арбалет.


Если у бандитов осталась хотя бы капля разума, они поймут, что несчастная калека им ни к чему. И, возможно, согласятся обменять девочку на что-нибудь. Например, на «Хайвеймен». Если они откажутся, то «Крайслис» просто передавит всех к чертям. Он вернёт дочку любой ценой.


Колуэллу было горько от мысли, что при самом благоприятном исходе с машиной придётся расстаться. Много сил и труда было вложено в этот «Крайслис». Столько раз Джон уходил на «Хайвеймене» от чудовищ Пустоши. Столько тысяч миль за плечами у Странника и его атомобиля… Он стал практически другом. Да и выживать без него старику и девочке-инвалиду будет нелегко.


Джон давил на педаль и гнал залатанный «Крайслис» в сторону заходящего солнца. Рядом на сиденье лежал арбалет. Пойдут ли рейдеры на переговоры или снова прольётся кровь? Старик не знал ответа. Но в чём он не сомневался ни на секунду – девочка с бандитами не останется.


Стрелка спидометра упёрлась в ограничитель. Массивная машина подпрыгивала на ухабах и едва успевала огибать встречающиеся на пути препятствия. Времени ехать аккуратно не было – он и так потратил его слишком много, пока ремонтировал «Хайвеймен». Костлявые руки сжимали тонкий руль до боли. Из раны на плече медленно сочилась кровь, но Странник не замечал этого.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Конкурсы Fallout,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman


* * *

Щурясь на алое солнце, он разглядел вдалеке тёмные силуэты палаточного лагеря. Бдящий снаружи рейдер увидел приближающуюся машину и забежал в шатёр. Врасплох их застать не удалось… Странник положил правую руку на арбалет.


Когда атомобиль был всего лишь за несколько сотнях ярдов от лагеря, Джон увидел, как из палаток выбежали рейдеры и запрыгнули на стоявшие рядом мотоциклы. Подняв клубы пыли, они рванули в сторону базы. Девочки с ними не было.


«Крайслис» с заносом остановился перед самым большим шатром. Открыв дверь машины, Джон едва не вывалился наружу – его мутило. Шатаясь, он откинул дырявый полог палатки и вошёл внутрь.


Перед ним прямо на земле лежала Сара. На голом теле девочки начали проступать синяки и кровоподтёки. Парализованные ноги были разведены и примотаны к доске проволокой, руки с обломками костылей – связаны за спиной.


Ребёнок был без сознания, но бледная грудь медленно, тяжело вздымалась и опадала.


— Они не успели… ничего с ней сделать, — раздался тихий голос за его спиной. Старик резко повернулся, направив заряженный арбалет в полумрак. Раздался металлический звон, и силуэт метнулся от него прочь, в самый край шатра.


Перед ним на земле сидела девушка. Из одежды на ней была только рваная мешковина, обёрнутая вокруг бёдер. Смуглая кожа обтягивала рёбра, на которых едва читалась грудь, руки были покрыты шрамами. Натуральный цвет грязных, всклокоченных волос определить было невозможно. Взгляд Джона зацепился на искалеченные ступни женщины — на обеих не было ни одного пальца. Правая нога незнакомки была закована в кандалы, сомкнутые натянутой от центрального шеста цепью. Увидев её, Коллуэл опустил оружие.


— Не убивай! — взмолилась девушка, закрыв лицо. Сквозь длинные пальцы на него смотрели огромные наполненные ужасом изумрудные глаза, — Я не они! Я не они!


Коллуэл протянул к ней руку, но она отшатнулась от него, словно испуганная кошка, но цепь не дала ей далеко отползти. Из под металлического браслета потекла кровь.


— Я не причиню тебе зла, — ответил Старик и отложил арбалет, — я пришёл за ней.


Он жестом показал в сторону девочки и добавил:


— Она моя дочь.


Девушка, не отрывая взгляда от Странника, медленно опустила руки. После чего кивнула.


Коллуэл осмотрел девочку. Похоже, что незнакомка говорила правду — ребёнка били, но не насиловали. Судя по всему, незадолго до его приезда её оглушили ударом по голове.


— Она дралась.Ударила Логана. Вот сюда, — палец женщины указал на пах. — Он был зол! Очень. Бил её по голове, она замолчала. Хотели её. Но приехал ты…


Убедившись, что состояние Сары стабильно, Джон повернулся к женщине.


— Кто ты?


Она робко обняла руками грудь, села поудобнее. Снова зазвенели звенья цепи.


— Я Тамика. Из Мохакара, восьми Великих Селений Севера.


— Привет, Тамика. Меня зовут Джон. Это — Сара. Мы издалека, поэтому сейчас я сниму с тебя цепь, а ты расскажешь мне всё про себя, Великие Селения и этих ублюдков. Хорошо?


-Не будет кадена! Не будет кадена! — оживлённо закивала головой женщина.


Прошло около получаса. Джон сидел в центре шатра, у него на коленях лежала девочка. Каждые десять минут он менял влажные компрессы, но она не приходила в себя. Дыхание выровнялось, обморок перешёл в глубокий сон — измождённый организм нуждался в отдыхе.


Тамика подошла к Джону и опустила перед ним таз со свежей водой. На месте снятых кандалов кожа была белёсой и покрытой язвами — видно, что их не снимали годами.


Женщина, изрядно напуганная вначале, довольно скоро привыкла к Страннику и начала болтать без умолку, успевая при этом помогать Старику с девочкой. Английский её оставлял желать лучшего, Джон с удивлением обнаружил, что в речи девушки частенько проскакивают испанские слова и какой-то диалект.


Она рассказала Джону, что люди в этой местности мирно жили натуральным хозяйством и выращиванием местного скота («Брамины!» — сказала женщина и указательными пальцами показала рога). Вот уже несколько поколений как они основали Великие Селения Севера. Из общего курса географии Коллуэл с трудом припомнил, что когда-то на этой обширной территории начиналась индейская резервация. Скорее всего, ядерные удары обошли стороной эти пустынные земли дикарей, и сейчас они более всего пригодны для жизни.


Но много лун назад с юга пришли чужаки. Они не умели толком охотиться и тем более выращивать еду, но у них были копья, луки и рычащие невиданные звери, на которых они пересекли Пустошь. Чужаки называли себя Рейдерами, и они начали нападать на Селения.

Воинам племён нечего было противопоставить захватчикам, и большая часть защитников племени погибла в неравной борьбе.


Остальных угнали в рабство. С тех пор Рейдеры регулярно совершают набеги на Селения, забирая пищу и людей — мужчин для работы, женщин и детей для развлечения.


Тамику они похитили ещё девочкой. До столь преклонного возраста (ей шёл двадцатый год) она дожила лишь потому, что приглянулась одному из Лидрейдов, местных бригадиров. А потом к ней привыкли и таскали с собой как прислугу и для удовлетворения простых мужских потребностей.


Используя труд рабов, Рейдеры из натасканного в пустоши мусора построили себе Форталеза («Крепость» — перевёл сам для себя Джон), из которой совершали набеги и где могли в безопасности отдохнуть. Сколько именно рейдеров было в Форталеза, Тамика сказать не могла — потому что плохо умела считать. Путём долгих расспросов Коллуэл смог добиться только того, что их гораздо больше десяти.

Иногда рабы — чаще по одиночке, реже семьями — убегали из Крепости. Обычно их ловили и убивали на месте. Тамика тоже пыталась, но безуспешно. Ей повезло, ей всего лишь отрезали пальцы на ногах, но желание, да и возможность сбегать это отбило навсегда. Она долго ещё училась ходить ровно.


Но некоторым всё-таки удавалось уйти. На Севере были горы, Запад они звали Запретной Землёй («боеголовки» — пронеслось в голове у Джона), на Востоке земля уходила в Мёртвую Воду, поэтому беглецы уходили на Юг, в Пустошь.


Джон подумал, что парализованные рад-скорпионом люди в сарае вполне могли оказаться такими беглецами. Это значит, что он не только нашёл выживших, как обещал Мери, но и нашёл Родину Сары. Но Землю Обетованную захватила людская саранча.


— Они вернутся. Рейдеры, — Хлопотала вокруг старика девушка. — Убьют всех. Теперь и я. Два раза нет пощады. Вас тоже убьют. Они сбежали, потому что не смелые. Но в Крепости их много, позовут всех, приедут сюда. Вы их очень рассердили. Ещё им нужна ваше «Тач-ко». Не знаю, что это?


Джон махнул рукой в сторону стоящего за пологом шатра Хайвеймена.


— Уо! Не знаю, зачем им. Мы приносили из пустоши много таких, они все сердится. Ни одна не бегает. Сделали из них тоже Форталеза.


— Эта — бегает, — хмыкнул старик.


— Плохо, очень плохо. Много крови будут лить, пока не получат. Им здесь мало древнего, что есть — не работает. Если не получат, будут злы, многих убьют, — вздохнула девушка, — раньше Великих Селений было десять…


Ии ■ swe ■ -Vit -*jч 'à л Ч л! к*. /«и К§Г’ '. .,4 ; ' , ¡Г - -лДЙ!,Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Конкурсы Fallout,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman


* * *


Уложив девочку на подстилку, Джон вышел из шатра. Достал из бардачка мятую полупустую пачку «Весёлого ковбоя», вытащил сигарету и закурил. Он сидел на огромном капоте ржавого атомобиля и смотрел на заходящее кроваво-красное солнце. Хищная морда «Хайвеймена» тоже была устремлена на запад. Оказавшийся рядом голодный золотой геккон захотел было напасть на беспечно сидящего человека, но в страхе убежал прочь, неуклюже размахивая короткими передними лапками. Дым поднимался к первым сумеречным звёздам.


Из-под приподнятого полога выглянула Тамика.


- Джон? Нужно идти. Рейдеры скоро.


Коллуэл смахнул пепел на землю.


- Далеко до ближайшего селения, Тамика?


На лице девушки отразилась тревога.


- Близко. Родная деревня Тамики. Но не надо туда идти! Рейдеры за нами, никому пощады, всех убьют! Сейчас мало воинов там.


- Возьми девочку и отнеси её туда. А рейдеров я задержу. Им будет не до вас. Форталеза там? — он ткнул пальцем в скрывающийся за горизонтом солнечный диск.


Тамика кивнула.


- Я выгрузил вам воду и немного еды. Неси девочку к своим, не смей её бросать. Она, скорее всего, часть твоего племени. И помни — я спас тебе жизнь.


- Дочь Джона — моя дочь. Я сделаю, как просишь. Но Рейдеры придут.


Коллуэл выбросил пустую пачку из-под сигарет и сел за руль своей машины. Включив подаренный Сарой магнитофон, он запустил двигатели и поехал. Бархатный баритон Фрэнка Синатры начал петь «My Way». Позади атомобиля сгущалась ночная тьма.



* * *


Основная база рейдеров не зря называлась Крепостью. Сколоченный из различного хлама форт возвышался над Пустошью. Во время постройки в ход шло всё: остовы машин, листы металла, арматура, бочки… На стенах прыгали и кричали бандиты. Кое-кто пытался кидать камни, двое стреляли из луков. Тусклые прожекторы, в отражателях которых чадили масляные факелы, тщетно пытались поймать мечущийся в ночи атомобиль.


— Смотрите-ка, приехал! – раздавалось сверху.


— Сам нам свою колымагу привёз, не надо будет за ней по пустыне гоняться!


— Она нам, поди, пригодится! На байках много не увезёшь!


Несмотря на смелые выкрики, никто из рейдеров не спешил спускаться. Обломки радиаторной решётки «Крайслиса» были в крови зазевавшихся разбойников, которые не успели укрыться за стенами. Колуэлл планомерно давил колёсами тяжёлого атомобиля хлипкие палатки и оказавшихся под ними людей. Чтобы не слышать вопли противников, Джон включил магнитофон погромче и подпевал доносящемуся из динамиков Синатре.


Он огибал крепость. Один круг, второй, третий. Словно акула, серый «Крайслис» рыскал в ночи и сеял панику среди осаждённых. Они не понимали, что намерен предпринять старик, и это пугало их больше всего. На стороне рейдеров были численный перевес, высокие стены Форталезы и какое-никакое оружие. На стороне Колуэлла были лишь жажда мести и трёхтонный атомобиль.


Одна стрела прошила бедро, пригвоздив Джона к сиденью. Он стиснул зубы и обломал древко, мешавшее рулить. На боль и заливающую салон кровь он просто не обращал внимания.


Сверху упал какой-то огонёк. Раздался звон стекла, и близ машины вспыхнул огненный цветок. Правое крыло объяло пламя, но Колуэлл не сбавил хода. Грызя последние таблетки обезболивающего, он искал взглядом брешь в обороне противника.


«Возгорание моторного отсека. Передний двигатель повреждён. Система автоматического пожаротушения не функционирует. Система охлаждения не функционирует, — беспристрастно констатировал бортовой компьютер. – Включение заднего привода».


— Продержись ещё немного, старина, – процедил сквозь зубы Джон. – Вот оно.


Лучи треснувших фар выхватили участок стены на стыке двух ржавых кузовов легковушек. «Крайслис» отъехал подальше, уйдя из зоны обстрела, развернулся и встал напротив крепости.


От огня фары справа лопнули и погасли. Пахло горелой резиной и расплавленной проводкой. Джон нажал несколько кнопок под мигающим экранчиком. На дисплее возникла надпись: «Основные системы повреждены. Невозможно включить овердрайв. Высока вероятность необратимого разрушения реактора.»


Колуэлл засунул руку под приборную панель и нащупал большую лампу. Сжал её в кулаке, стеклянный сосуд лопнул с тихим хлопком. Экран погас, через секунду на нём появилось новое сообщение.


«Овердрайв активирован. Внимание: компания «Крайслис» не несёт ответственности за последствия применения перегрузки реактора. Ваш атомобиль лишён гарантии и не будет обслуживаться у официального дилера».


Стрелка индикатора нагрузки реактора поползла в красную зону, а на дисплее загорелся зелёный значок радиации.


С удвоенной прытью объятая пламенем машина ринулась на стену форта. Электродвигатели взвыли от нагрузки, а уцелевшие фары вспыхнули маленькими звёздами. На полном ходу горящий «Крайслис» врезался в крепость рейдеров, разворотив гнилые кузова легковушек. Удар был такой силы, что атомобилю оторвало крышу, оба крыла и передние колёса. Машина со свирепым рёвом двигалась по инерции вперёд, зарываясь в грунт. Буксующие задние катки взметали фонтаны песка. Большинство рейдеров в панике бегали по лагерю и кричали от ужаса, но некоторые не растерялись. В воздухе засвистели метательные снаряды.


Когда атомобиль застыл в центре форта грудой покорёженного металла, из груди водителя торчало огромное копьё и несколько стрел. Несмотря на созданную панику, во время прорыва машина задавила всего лишь пару неудачливых бандитов. Минуту оторопевшая толпа рейдеров молча смотрела на остов «Крайслиса». Затем грянули радостные голоса и улюлюканья. Люди салютовали копьями в знак своей победы над безумным стариком на ржавом рыдване.


Свет вышедшей из-за облаков луны упал на обагрённый кровью капот «Крайслиса», вспыхнул хромированный шильд. На нём было написано: «Ничто не остановит Хайвеймен». Визг умирающего счётчика Гейгера заглушил крики рейдеров и пробивающийся сквозь треск динамиков голос Фрэнка Синатры. Затем раскалённый добела реактор взорвался.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Конкурсы Fallout,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman

Развернуть

Конкурсы Fallout Fallout Other story написал сам ...Fallout фэндомы 

"Стальные кругляши"

Этот рассказ написан для конкурса и посвящён одной из фракций, которая должна была появиться в Van Buren.


***


Они появились из ниоткуда. Почему я их не заметил? Потерял бдительность, ворон ловил, задумался. Шёл себе и думал, сколько ещё миль до Денвера, и не заметил, как дорогу перегородили трое в силовой броне. Тот, что посередине - без шлема, держит его в руках. Похоже, настроен на переговоры. Что ж, уже кое-что, хотя в пустошах никому доверять нельзя, тут тебе не Калифорния и даже не Мохаве.

- Добро пожаловать на пустошь Колорадо, гражданский. - заговорил средний, видимо он у них главный.

На броне можно разглядеть знакомый символ - меч и шестерёнки в круге, но круг обведён красным. А также по центру нагрудника у каждого нарисован здоровенный красный круг. Кажется, я понял, кто это такие.

- И вам здрасьте. - я попытался держаться непринуждённо, как будто каждый день таких встречаю.

- Тебя приветствует организация "Круг Стали". - продолжил средний.

Ага, именно они. Доводилось слышать о них кое-что. Группа отступников из Братства, совершенно поехавших крышей от использования стелс-боев. Теперь понятно, почему я их не заметил. И эта встреча не сулит ничего хорошего.

- Я могу вам чем-то помочь? - спросил я.

- Главное, чем тебе можем помочь мы. На пустошах немало опасностей, чем дальше к востоку, тем больше. И главная опасность - это ты и подобные тебе, а если точнее - то технологии в ваших руках. Посему тебе предписывается немедленно сдать всё высокотехнологичное оружие и снаряжение и отправляться дальше.

- А что считается высокотехнологичным в этих краях?

Нужно тянуть время и заболтать их. Тогда у меня может появиться какой-то шанс против троих бойцов в силовой броне.

- Энергооружие, силовая броня, да и вообще всё, что работает на электричестве. Свои пороховые игрушки можешь оставить себе.

- А зачем вам все эти ништяки?

Главный состроил такую недовольную мину, как будто объяснял прописные истины пятилетнему ребёнку.

- Затем, что один раз необразованные люди уже уничтожили этот сраный мир, и единственный шанс не допустить этого - это не давать доступа к технологиям тем, кто не умеет с ними обращаться.

- А вы, значит, умеете?

- Да, мы умеем.

- А ещё кто-то есть?

- Есть. Но они все сидят по бункерам и убежищам.

- Все, кто родом из убежища, имеют право на доступ к технологиям?

Главный на пару секунд задумался, устремив взгляд к небу.

- Не все. И ты явно не из них, иначе ты бы здесь не оказался. Так что сдавай технологии и проходи.

Ну что, попробовать обмануть этих придурков?

- Да я бы рад вам помочь, но дело в том, что у меня кроме моего револьвера ничего и нет.

Главный хитро прищурился:

- А если найду?

Что ж, не получилось. Этот придурок умнее, чем я думал. Наверное, забавное было бы зрелище, если бы он поднял меня за ногу и начал трясти, пока из карманов не выпадет всё содержимое, которым они были бы крайне заинтересованы. Но не для того я добывал эту штуку в 34-м убежище...

- Эээм... Ладно. - ответил я. - У меня есть кое-что из того, что вам нужно.

- Гони. И без фокусов.

Только бы успеть до того, как они среагируют... Только бы изловчиться...

Я медленно полез одной рукой в правый карман куртки, а другой, чуть медленнее в левый.

- Ну?

- Суперкувалду гну! - я резко выхватил импульсный пистолет и сделал три выстрела.

Главарь зазевался и так и не успел среагировать, его броня засверкала красивыми электрическими разрядами. Главарь заорал так, что, казалось, услышали даже в Вегасе.

Двое других подчинённых оказались проворнее и успели включить свои стелс-бои. Правому это так и не помогло - импульсный заряд попал в броню, она тут же с треском отключилась вместе со стелс-полем, и паладин громко грохнулся на землю.

"Чем больше шкаф, тем громче падает" - успел подумать я за долю секунды.

А вот по третьему паладину я промахнулся, и это было большой проблемой. К счастью, у меня был ещё один козырь, и сразу после стрельбы я включил свой стелс-бой.

И тут же отпрыгнул в сторону, так как ожидал, что паладин-невидимка будет стрелять по моему последнему местоположению. Конечно же, расчёт оправдался.

- Сука! Я обоссался! - проорал главарь, который каким-то чудом выжил после попадания из моего "выключателя". До этого уже были случаи проверить его на турелях, а теперь и на силовой броне. Эффект, прямо скажем, интересный: один паладин, судя по всему, мёртв или без сознания, а другой так и остался стоять в отключённой броне, не в силах сдвинуться с места.

- А я думал, с энурезом в паладины не берут! - выкрикнул я и сделал ещё один кувырок, уворачиваясь от нового выстрела невидимки. Не могу с собой ничего поделать, не упускаю случая поострить.

Итак, теперь бой на равных. Я один и он один. Я могу устранить его с одного попадания и он тоже. И оба мы друг друга не видим. Зато слышим.

- Убей его! Убей эту суку! - продолжал орать главарь.

- Да заткнись ты уже! - ответил ему невидимка. - Я пытаюсь его услышать.

Я выстрелил на голос и промахнулся. Так, это уже второй промах. На сколько выстрелов у меня ещё энергии?

Невидимка ходил где-то в десятке метров от меня и, очевидно, меня высматривал. Я же пытался высмотреть его. Недостаток стелс-поля - оно не делает тебя невидимым полностью, оно преломляет солнечные лучи вокруг тебя, но результат этого преломления можно заметить намётанным глазом - он похож на колебания воздушных потоков с разной температурой. Однако у меня всё же есть преимущество - я его слышу.

Вот кажется он встал на месте. Я выстрелил - опять промах. Именно в этот миг он снова сделал шаг.

- Эй, ребята, знаете, в чём ваша проблема со скрытностью? - крикнул я.

Перекат. Его выстрел по пустому месту.

- В этих консервных банках вы топчете как слоны!

Перекат. Обмен выстрелами.

- Нет, серьёзно, разве вы не знали, что силовая броня создавалась вовсе не для скрытных операций?

Перекат. Выстрел и ещё один.

Топчут-то топчут, но всё же не как слоны. При должной внимательности можно услышать, как он делает шаг. Но всё же он производит больше шума, чем я. Я могу, например, дойти до того ущелья в паре десятков метров.

- Ну где же ты, говнюк? - произнёс невидимка. - Цыпа-цыпа-цыпа...

Судя по голосу, он именно там, где я и ожидал. Да, вон какое-то небольшое колебание воздуха...

Я выстрелил. И он снова увернулся. Всё-таки для человека в силовой броне он достаточно быстро двигается.

Увернувшись от его очередного выстрела, я взглянул на своё оружие, и моё сердце упало и тут же провалилось куда-то в пятки, если не ниже. Погасший индикатор свидетельствовал о том, что боезапас батареи кончился. Последний выстрел был последним. Что ж, теперь у меня не было никакого шанса выйти из схватки победителем. С простым охотничьим револьвером у меня никаких патронов не хватит, чтобы выковырить его из этого танка, даже если он не будет сопротивляться.

- Цыпа-цыпа-цыпа-цыпа... - повторял невидимка. - Ой, что это, ты уже целых полминуты не стреляешь? Неужели патроны кончились?

- У него какой-то технологичный пистолет, придурок. - подал голос главарь. - Он не на патронах, а на батареях.

- Слушай, если ты такой умный, то почему ты стоишь там обоссавшийся и не можешь сдвинуться с места?

Единственная возможность - бежать. Интересно, а на сколько хватит батарей в стелс-бое? Ведь это уже не первый раз, когда я его использую.

- Эй, он там, слева! - внезапно крикнул главарь.

Удивился даже я, так как я в это время находился совершенно с другой стороны.

- Где? - спросил невидимка, на всякий случай стрельнув в указанном направлении. - Ты его видишь?

- Да, так же, как и Грогнака-варвара верхом на здоровенной бутылке нюка-колы прямо по курсу!

- Что ты несёшь?

Ах да, шизофрения от стелс-боев провоцирует у них также и галлюцинации. Что ж, это мне только на руку. Пока эти двое пререкались, я, стараясь не производить никакого шума, прокрался к ущелью. Ущелье, мда. То, что издали показалось мне ущельем, было всего лишь небольшим овражком в три метра глубиной. Я опёрся на земляной склон и решил ещё раз всё обдумать.

А может, вытащить батарею из стелс-боя и зарядить ей "выключатель"? Нет, не выйдет, у стелс-боя батарея вообще не вынимается, они делаются одноразовыми. Кто-нибудь разбирающийся в технике лучше меня, может, и смог бы что-то сделать, но точно не я, и не здесь, в полевых условиях.

Может, обыскать тело того, павшего паладина? Хотя бы новый стелс-бой раздобуду... Ага, сейчас, как же, импульс вместе с бронёй наверняка сжёг и стелс-бой. И неизвестно, цело ли оружие, а пока я буду его добывать, меня может услышать главарь...

Что ж, рискнём. Моя гордость не позволяет мне просто сбежать, не отбив затраты. Я, стараясь как можно тише, выбрался из оврага... И, ещё не успев подняться с четверенек, вдруг заметил колебания воздуха прямо перед лицом. Колебания воздуха, подозрительно вырисовывающиеся в здоровенный квадратный ствол лазерной винтовки.

- Цыпа-цыпа-цыпа! - донеслось сверху.

В довершение всего мой стелс-бой отключился и я стал полностью виден.

- Ты тоже забыл про одну вещь, - сказал невидимка, который так и не спешил отключать своё стелс-поле. - Когда ты ходишь по такой пыльной земле, как эта, то от твоих ног остаются следы.

Чёрт возьми, а он прав, про это я даже ни разу не вспомнил. Притом что сам пытался отследить невидимку по шагам. Видимо, мне следует признать, что я ненамного умнее этих шизофреников. И поделом мне.

- Тащи его уже сюда! - крикнул главарь. - Поможешь мне выбраться, а потом мы с ним позабавимся!

- Думаю, гражданский, ты уже понял, что убив одного из нас и поломав два рабочих комплекта силовой брони, так легко не отделаешься. А ведь надо было сразу отдать нам все технологии, которые ты и так уже потратил, и идти дальше своей дорогой. И все были бы в плюсе. Так что, как ты желаешь умереть, сразу или с мучениями?

"Тяни время" - снова сказал я себе, как и в начале этой встречи. Как говорил один умный человек, если тебя собираются убить, попроси стакан воды - кто знает, что случится, пока её принесут.

- Лучше, конечно, помучиться... - произнёс я.

- Как пожелаешь, гражданский. - ответил невидимка.

Похоже, самое время молиться каким-нибудь богам. Если они вообще существуют. Жаль, что я не знаю ни одной молитвы.

Внезапно невидимка передо мной стал виден. И тут же отлетел в правую сторону. А прямо за ним оказался... здоровенный синий супермутант с суперкувалдой в руках.

- О, синий мутант! - сказал паладин в отключенной броне.

От удивления я даже не смог пошевелиться. Тем временем супермутант-тень нанёс ещё несколько ударов кувалдой по упавшему и теперь уже видимому паладину. От последнего удара шлем его силовой брони лопнул, а голова взорвалась красивым красным месивом.

- Не люблю консервы, - сказал супермутант, убирая кувалду за спину и подбирая с земли череп брамина. - И Богорог не любит.

\1 _ ■ i ïti b хлам Шшж v лшг. л ,7» 1 ■ » £>5—; ч/.f - •лг#уЖ ■ j¿;; _ s •34 i ffjT tC f ■■îr Ж/ *• jMffl |Hf \ У TI |W i A \ t ■» • II, ^ • ■ ». TI > *-■ i fX fc, 4 K\ '-• щГ /1Ш\ '■СГ, ,* ,if . /-¿7 T /V м^ПЛ Y Вс . i * гаирЩ}^* ;[ 1д\ Afc /В

- Эээ... спасибо. - наконец смог выдавить из себя я.

- Богорога благодари. Он велел мне идти сюда и прийти тебе на помощь.

- "Богорог"? Это ты про этот череп брамина?

- Не оскорбляй Богорога, мелочь! - супермутант заметно повысил интонацию. -Относись к нему уважительно!

- Прости, эээ, Богорог. - поспешно ответил я. Лучше не злить эту гору мяса, хоть он тоже явный шизофреник, как и те, от которых меня спас. - Спасибо, Богорог, и спасибо тебе, эээ...

- Э?.. - спросил супермутант у черепа. Через несколько секунд, повернувшись ко мне, продолжил. - Богорог прощает тебя. И просит меня назваться, так что зови меня Дэйвисон. Не люблю этих Стальных Кругляшей. И Богорог не любит. Они тоже используют эти штуки, которые вы называете "стелс-бой", и которые так нужны мне и моему народу. Когда-нибудь я найду, где они прячутся, и отберу у них всё. Так говорит мне Богорог.

Богорог. Браминий череп в руках у шизофреника-супермутанта. И он указывает ему, куда идти. А ещё говорят, что богов не существует... Так, это какая-то дурацкая мысль, если я тоже начинаю верить в этот бред. Пожалуй, лучше не пользоваться этими стелс-хренями, а то закончу как те четверо, что вокруг меня.

Дэйвисон ушёл не прощаясь, забрав стелс-бой с трупа того "кругляша", которого забил кувалдой. Я же решил попрощаться. Подойдя к главарю, который так и стоял, пуская слюни, в нерабочей силовой броне, я освободил его от содержимого карманов, а потом, окинув взглядом, сказал:

- Знаешь, а я, пожалуй, здесь тебя так и оставлю.

Уходя, я ещё долго слышал его крики.

- Эй, Грогнак-варвар! Немедленно сдай всё высокотехнологичное оружие и снаряжение! О, единороги...

Развернуть

Fallout Other рассказ story Пыль и Ржавчина Highwayman Конкурсы Fallout ...Fallout фэндомы 

Пыль и Ржавчина. Часть 2.

По просьбам читающих выкладываю продолжение предыдущей части рассказа.


* * *


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout

У ребёнка был жар. Юный организм безуспешно пытался сопротивляться яду. Температура росла, девочку постоянно тошнило, мышцы сокращались от судорог. Для превращения жертвы в живые консервы требовалось больше отравы, чем успел впрыснуть под кожу рад-скорпион, однако её вполне хватало, чтобы убить организм со слабым метаболизмом.


Джон выбросил хлам с заднего сидения «Хайвеймена» и положил туда девочку. Не требовалось диплома врача, чтобы понять: у спасённой от монстра оставались считанные часы. Но Колуэлл не собирался сдаваться так просто. Жизнь в пустошах кое-чему научила его.

Старик решил оставить её на какое-то время. Это было рискованно: вдруг поблизости окажется ещё одна тварь? Но выбора не было. Смочив из фляги оторванный рукав рубашки, Джон сделал девочке компресс. Запер машину, снова достал спасший его недавно нож и пошёл обратно к пожарищу.


Из-за температуры рядом с горящим амбаром было невозможно стоять. Слышно было, как лопались внутри многочисленные скорпионьи яйца и падали обугленные доски. Раскалённый трактор дымился.


Наконец, среди пыли и сажи старик увидел то, что искал – раздавленного им раньше детёныша рад-скорпиона. Колуэлл пошёл к нему, но в нескольких шагах от трупа температура стала невыносимой. Он лёг на землю и пополз вперёд, закрывая лицо локтями. С каждым дюймом дышать становилось всё труднее и труднее. Когда борода начала пахнуть палёным, рука Колуэлла нащупала что-то липкое и горячее. Схватив мерзость, он из последних сил откатился прочь от полыхавшего перед ним ада.


Он не знал, сколько времени пролежал на земле, глядя в пустое жёлтое небо и прижимая к груди дохлого рад-скорпиона. Время шло, но сил встать не было. Когда дыхание выровнялось, Джон, превозмогая боль и усталость, сел на колени. Голова болела и кружилась от дыма. Ещё один рывок – и вот он уже на ногах. Шатаясь, он побрёл к атомобилю.


Свежий воздух вдали от пожара придал сил. Опираясь на крыло «Хайвеймена», он добрался до багажника. В мутном потоке сознания Джона мелькали мысли: «Где-то здесь валялась бутылка со старым виски… Ага, вот она. Довоенный Джек Дэниэлс, ещё нераспечатанный». Он припас его на годовщину свадьбы, но сейчас им придётся пожертвовать.


Джон отрезал хвост от ошмётков тельца рад-скорпиона и выбросил труп в кусты. На ржавом капоте он покромсал жало на небольшие кусочки, откупорил виски и запихнул их через горлышко в бутылку. Взболтав содержимое, Джон склонился над умирающей девочкой и приложил сосуд к её губам.


Колуэлл поил ребёнка противоядием каждые полчаса. Он не знал, доживёт ли она до следующего приёма антидота. Поначалу её самочувствие улучшилось, но через час рвота усилилась, а температура снова подскочила. Джон перевернул её на бок, чтобы она не захлебнулась, и менял компрессы, когда те высыхали. Запасы воды подходили к концу, но он не считал капли.


К ночи девочке стало совсем плохо. Она практически не дышала и лишь изредка тихо постанывала. Снятый с радиатора «Хайвеймена» датчик температуры, который старик приложил ко лбу ребёнка, выводил на экран неутешительную цифру в 106 градусов по Фаренгейту. Если он не найдёт быстрый способ сбить температуру, девочка не доживёт до ночи.


«Что же делать… Чёрт возьми, Колуэлл, ты не медик» — клял он себя, сжав зубы и упёршись кулаком в лоб. – «Ты не медик, но ты чёртов инженер. Докажи, что не зря просиживал штаны в МИТе, сделай уже что-нибудь. Нужно достать что-то холодное, но откуда его взять посреди долбанной пустыни!»


От злости старик ударил кулаком по приборной панели «Крайслиса». Экран «Хайвеймена» моргнул, и на нём появилось сообщение: «Система охлаждения исправна и готова к работе». Джон уставился на монитор.


— Дьявол, вот оно! – закричал он, подпрыгнув на сиденье. – Я идиот!


Вооружившись несколькими гаечными ключами и мотками трубок, Джон полез под капот. Он резал и кромсал, стягивал резиновые кишки и металлические трубы хомутами. Отсоединял клеммы, а где не мог – рвал провода. По локоть в машинном масле, он напоминал безумного хирурга, который делал полевую операцию.


Через некоторое время девочка лежала, укутанная сотней пластиковых капилляров, а над ней висел снятый с ходовых двигателей вентилятор, наспех прикрученный к крыше проволокой. Джон завёл атомоход. Пропустив несколько сообщений о неполадках, он нажал на педаль.


Чем сильнее грелся ядерный реактор под капотом, тем эффективнее работала система охлаждения. Джон постепенно увеличивал нагрузку. Ходовые электродвигатели были отключены: чтобы обмануть компьютер, Колуэлл замкнул контакты. Через несколько минут по трубкам вокруг ребёнка начал струиться прохладный фреон, а лопасти над головой создавали движение воздуха. Сам того не зная, «Хайвеймен» спасал дитя. Нужно было погонять атомоход в таком режиме хотя бы несколько часов, чтобы организм девочки взял ситуацию под контроль.


Проблема была лишь в том, что реактор нагревался сильнее и сильнее, так как вся система охлаждения была пущена в обход двигательного отсека. Каждая секунда работы атомобиля без хладагента увеличивала шансы на выживание девочки, но сокращала жизнь «Крайслиса». Компьютер «Хайвеймена» просто сошёл с ума: несмотря на то, что все вентиляторы функционировали при максимальной нагрузке, температура реактора продолжала расти. Когда сработали аварийные термостаты, компьютер попытался отключить реактор, но смог лишь вывести очередное сообщение об ошибке: предусмотрительно снятое реле лежало в кармане у Колуэлла.


На приборной панели начала мигать лампа перегрева. Джон помнил инструкцию: в ней нарисованный человечек выпрыгивает из атомобиля, а на следующем кадре убегает от ядерного грибка. Странник перешёл ту черту, когда реактор не просто работал на износ, но мог в любой миг начать разрушаться.


«Ещё десять минут, – как мантру шептал Джон сам себе, – нужно дать ей чуть-чуть времени. Держись… Держись!»

Когда он отпустил педаль, капот дымился. Пахло расплавленной проводкой. Бортовой компьютер перестал тратить время на вывод сообщений о повреждениях и просто горел алым значком радиации. Затухающее гудение переходящего в спящий режим реактора сопровождалось потрескиванием остывающего металла.


Джон повернулся к девочке и склонился над ней. Покрытая трубками грудь размерено вздымалась, дыхание было ровным. Ребёнок тихо спал. Откинувшись на спинку водительского сиденья, Странник последовал её примеру.


* * *


То, что изначально Убежище разрабатывалось под проживание нескольких сотен человек, имело свои плюсы и минусы. Запасов еды и медикаментов было достаточно, но поддержание в работоспособном состоянии даже основных систем требовало огромного количества сил и времени. Впрочем, чего-чего, а последнего у них было в избытке.


Они довольно быстро смирились с мыслью, что планета сгорела в пламени ядерной войны. В конце концов, не так уж много связывало их со старым миром: они находили утешение друг в друге и в библиотеке Убежища. Гораздо больше угнетало абсолютное отсутствие информации о том, что творится на поверхности. Сгинувшее правление института решило сэкономить на внешних датчиках, поэтому Джон и Мэри словно находились в футляре: они были слепы и глухи к внешнему миру. Единственной оставшейся ниточкой было радио. Но оно издавало только треск помех.


— Тебе не кажется, что самое время подумать о семье? – спросила его Мэри, передавая отвёртку. От неожиданного вопроса Джон выронил плату, которую собирался установить в вычислительный центр.


— Я думал, что ты не хотела детей. Довольно странное время для того, чтобы вить гнёздышко на обломках погибшей цивилизации, не считаешь?


— Знаешь, это было до того, как я осталась последней женщиной на Земле.


— У нас нет уверенности в этом. Возможно, где-то есть ещё выжившие…


— Не будь занудой. Точной информации об этом нет и, вероятно, никогда уже не будет. Нужно отталкиваться от того, что кроме нас никого не осталось. А в этом случае нам ничего не остаётся делать, как выживать, плодиться и размножаться.


— Аминь. Но через несколько поколений кровосмешения начнётся генетическая рецессия. А запасы пищи кончатся ещё раньше…


— Рано или поздно нам придётся выйти. Но если это сделают наши дети, то у них гораздо больше шансов выжить во внешнем мире.


— К тому моменту, когда уровень радиации снизится, мы уже будем слишком стары. Если мы научим их всему, что знаем, у них будет больше шансов найти других людей. Наверняка же есть другие Убежища… Да, в этом есть смысл.


— Выходить наружу сейчас – самоубийство. А сидеть просто так, сложа руки – бессмысленно.


— Согласен. А ведь ещё несколько лет назад ты хотела посвятить себя науке, с насмешкой смотрела на молодых мамаш!


— Если мы не возьмёмся за дело, очень скоро наукой заниматься будет просто некому.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


* * *



Джон кормил её разведённым сухим молоком и вяленым мясом. Поев немного, она проваливалась в пучину беспамятства. Слабость от сильного отравления давала о себе знать. Старик следил за девочкой, хотя опасность миновала: ей просто необходимо было время на восстановление. Дитя дремало тихо, лишь иногда посапывая. А в это время Дасти Колуэлл ремонтировал «Хайвеймен».


Тяга от трактора встала почти без переделок. А вот с реактором пришлось повозиться. Остатки хладагента в рубашке охлаждения выкипели, серьёзно повредив её. Повезло, что не пострадала внутренняя оболочка ядерного котла: в этом случае были бы утечки радиации. Вооружившись сваркой, он начал латать свой старый атомобиль.


Вечером третьего дня Джон приладил последнюю трубку. Облегчённо вздохнув, он захлопнул огромный капот. Девочка сидела на заднем диване и удивлённо осматривалась по сторонам, прижимая к груди ветхое одеяльце.


Джон обошёл машину сбоку и открыл дверь. Ребёнок испуганно натянул одеяло на голову.


— Не бойся меня. Я друг. Всё позади. – тихо сказал Колуэлл, протягивая к ней руку.


Она осторожно опустила ветошь чуть ниже глаз.


Старик разжал кисть. На ладони лежал леденец. Девочка перевела взгляд на конфету, затем – снова на Колуэлла. Он поднёс сладость ближе, но ребёнок отшатнулся, упершись спиной в дверь. Судя по всему, дитя войны никогда не видело сладостей.


Джон взял конфету двумя пальцами. Луч солнца за спиной мужчины заставил прозрачный леденец вспыхнуть жёлтым огоньком. Девочка завороженно смотрела на этот кусочек заставшего сахара. Старик открыл рот и медленно положил его на язык, после чего сделал довольное лицо, причмокивая.


— М-м, вкусно! – сказал он и достал ещё одну конфету, которую снова протянул девочке.


Та, не сводя глаз со старика, вытащила из-под тряпок руку и быстрым движением схватила леденец, отправив его в рот. Глаза ребёнка расширились от неведомого ранее вкуса.


— М-м-м! – раздалось из-под одеяла. Через секунду оттуда снова высунулась рука. Протянутая ладошка явно требовала добавки. Контакт был налажен.


 . . . .... - ' V V . : ■ ... \ м . • •:. ... . ’■ • *. *,Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


* * *


— Ты уверена, что нам стоит это делать? – Джон стоял перед панелью управления герметичными дверями Убежища. – Мы абсолютно ничего не знаем о том, что творится снаружи.


— У нас нет выбора. Если я не забеременела за эти три года, то не смогу и потом. Состариться и сдохнуть в этом склепе я не хочу. Надо хотя бы попытаться найти других выживших.


— Но уровень радиации над нами может быть смертельным.


— У нас есть защитные костюмы.


— Если бомбы взорвались у нас над головой, они нам не сильно помогут. Я считаю, что нам надо остаться и подождать.


— Сколько? Ещё пять лет, десять, двадцать? Джон, я не знаю, что творится наверху, но готова ручаться, что там сейчас не Диснейленд. Пока мы ещё молоды и сильны, нужно попытаться выбраться отсюда. Я не заставляю тебя идти со мной, можешь оставаться в Убежище. Если я увижу, что снаружи находиться нельзя, вернусь.


— Я не отпущу тебя…


— Тебе придётся привязать меня!


— …одну. Лучше сдохнуть наверху с тобой, чем жить под землёй без тебя.


— Спасибо, Джон. Без твоих рук и светлой головы шансы мои невелики.


— Нужно хорошенько подумать, что мы возьмём с собой…


— Я уже собрала два рюкзака.


— Чёрт возьми, Мэри, ты ведь знала, что я пойду с тобой при любом раскладе?


— Конечно знала, Джон.


— Значит, всё готово? Карты, консервы, аптечка?


— С собой. А также фальшфейеры, верёвка, рации, пять фляг с водой, спички и всё остальное с последней страницы «Вестника скаута» — кстати, его я тоже с собой захватила.


— У нас есть какое-нибудь оружие?


— Я нашла пистолет и полную обойму. Вроде бы здесь должна быть оружейная, но её, кажется, пустили под ускоритель частиц.


— Неплохо, хотя я бы предпочёл винтовку.


— Ты думаешь, наверху ещё осталось хоть что-то живое?


— Не знаю, но хочу встретиться с этим живым не безоружным.


Они некоторое время постояли молча перед дверью убежища, напоминавшей гигантскую шестерню. Потом Джон вздохнул.


— Нет смысла больше тянуть. Здравствуй, новый мир! – и нажал большую кнопку.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


Продолжение, если оно кому-то нужно, следует. Мысли и впечатления, как обычно, приветствуются =)

Развернуть

Fallout Other story Конкурсы Fallout ...Fallout фэндомы 

183

Когда я родился прошло уже много лет после дня когда ад пришел на землю. Когда тьма закрыла солнце и земля содрогнулась от адского пламени. Лишь немногим удалось уцелеть, они стали избранными, последними праведниками. Создатель избрал нас для продолжения рода после падения земли, ведь когда началось пришествие антихриста сам Ангел Его заточил нас под землю и скрыл нас от ада и пламени, и закрыл проход Щитом своим. И запечатал его цифрами святыми 183 . И оставил во главе пастыря что бы приглядывал за нами и давал нам слово Его. Мы стали жить здесь на земле святости, мы последние из людей.
Хотя за Щитом ангела еще не перестали слышатся крики грешников и голоса демонов, но мама рассказывала что раньше слышала их чаще и они были сильнее и они были ужасны. К щиту даже подходить запрещается, дабы не попасть под их влияние. Да и не сильно хочется. Каждый день мы начинаем с молитвы и благодарности Ему за то что сохранил нам жизнь, потом мы завтракаем и идем на работу после работы время молитвы и проповеди а потом мы читаем книгу Его. Потом сон. Люди у нас все порядочные хотя я бы не считал таковым Питта Ковальски. Как то не добро он посмотрел на мою книгу , это все из-за того что на ней обложка из цветной бумаги с узорами, я сам их рисовал, а бумагу нашел на складе среди кучи мусора. Думаю стоит доложить об этом инциденте пастырю. Хотя это не серьезный поступок, но думаю в бедующим это может вылиться в что то чудовищное. Не нравится мне этот Питт . А уж если узрим за ним что-то греховное то тут он просто не отделается. Фолки, грехопали не почли книгу Его, и предпочли сон проповеди, и получили по заслугам , и стало пламя их очищением.
Я смиренно служу ему как завещает Книга и так как говорит Пастырь. Вера моя непоколебима. Хотя, однажды, я смог подслушать в коридоре ночью что кто то сомневался в учении и в том что ад пришел на землю, они говорили что это всего лишь война и такое уже случалось с людьми. Жаль я не успел разглядеть их лица , они успели скрыться, но несомненно за ту ересь что они несли в адрес нашей веры и Пастыря они заслуживают высшего наказания.
И даже сейчас когда я забаррикадировался у себя в комнате. Когда щит ангела взорвали демоны, моя вера не покинула меня. Я видел их они похожи на людей я даже ранил одного кухонным ножом, но я уверен это демоны в обличии человеческом. Я слышал их разговоры, они кричали что всех нас обманули, что снаружи безопасно. Что новый мир готов нас принять. И что те крики что были снаружи были лишь записями и проигрывались через громкоговорители возле щита Ангела. Что какой-то Волтек обманывал нас и наших родителей. Что ада нет а мы вольны делать что вздумается, и не слушать ни Пастыря ни Книгу. Но это все ложь, это все уловки демонов что бы сломить нашу волю. Пастырь говорил какие они коварные. Они не получат мою душу просто так, я изничтожу их со словом Его на устах. Ибо нет ничего важнее кроме учения Его.
Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Истории,Конкурсы Fallout
Развернуть

Fallout Other story мой первый пост судите строго удалённое ...Fallout фэндомы 

Мой высер на тему фолыча

24.07.2248
Сколько уже прошло времени я ни считал, они считали меня избранным, но я их покинул. часы, недели, месяцы, годы.
Жалкая попытка изменить судьбу, по моей вине погибали дети, женщины, старики и ради чего?
Меня ненавидит вся пустошь, меня презирают даже головорезы, рейдеры, каннибалы. Чем больше убиваешь, тем легче убивать.
Я жёг деревни, города, сёла, лагеря, уничтожал караваны, и ради чего?
Я уже не вернусь к прежней жизни, меня знают все. Только за последние три месяца меня пытались убить двадцать раз,
Но я всё ещё жив, обо мне ходят легенды, я сделал себе имя. Последний отряд охотников за головами всё-же смог меня достать.
Мне прострелил ногу их снайпер, везучий сукин сын. У одного из них была записка, за мою голову дают сто тысяч!
Я просто горжусь собой. сегодня я собираюсь посетить лагерь помеченный на карте этих ''убийц".
25.07.2248
На подходе обнаружил отряд рейнджеров, или им захотелось прогуляться в самой жопе Калифорнии, либо они ждут меня.
26.07.2248
Отряд убит, эти кологлазые даже не заметили мины у них под ногами.
У одного из них была винтовка гауса и под 50 двухмиллиметровых игл. То что надо.
28.07.2248
Лагерь в огне, думаю за мою голову надо платить на пару тысяч больше.
Мне нужна новая броня, эта похожа на решето, осталось только десяток патронов на гаус, револьвер, гранаты, и пара автоматов.
02.08.2248
Встретил стаю когтей смерти, мне кажется что рука сломана. мне нужны стимуляторы.
03.08.2248
Рука опухла, стимуляторы могут не помочь
05.08.2248
Нашёл и уничтожил караван, одной рукой это было непросто сделать, но необходимо.
Среди прочего барахла нашёл суперстимуляторы и прочие медикаменты.
10.08.2248
Я отправляюсь в один из крупных городов, далеко на юг
16.11.2248
Я на подходе к городу, меня ещё не узнали, зашёл в закрытом шлеме.
20.11.2248
Я подготовил заряды C4, гранаты, и лёгкий пулемёт, этот город будет стёрт завтра
21.11.2248
Это была ловушка, через двадцать минут после погрома нарисовалось несколько отрядов НКР.
Я смог скрыться в здании, но вскоре меня найдут. Без шансов.
Я установил заряд толстяка под полом, подожду пока зайдут как можно больше и...

запись обрывается
Развернуть

Fallout Other рассказ story Пыль и Ржавчина Highwayman Конкурсы Fallout ...Fallout фэндомы 

Пыль и Ржавчина.

В рамках конкурса решил достать из закромов свой рассказ по оригинальной дилогии фоллаута и поделиться им с населением Джоя. Не знаю, зайдёт или не зайдёт, но я буду крайне доволен, если его хотя бы кто-то осилит и оставит фидбек. Ну, без долгих предисловий...

Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


Геккон на этот раз попался старый и жёсткий. Джон запил жареное мясо водой из фляги, закидал кострище песком и пошёл к машине. Грязно-серый «Крайслис Хайвеймен» стоял среди Пустоши. Три из четырёх фар были разбиты, радиаторная решётка оскалилась кривыми обломками металла. Массивные плавники заканчивались треснувшими стоп-сигналами, крышка багажника давно потерялась в странствиях. На огромном капоте красовался шильд с рекламным слоганом: «Ничто не остановит Хайвеймен».


Джон провёл рукой по шершавому кузову. Ржавый металл раскалился под палящим солнцем. Лет двадцать назад на эту развалину не позарились бы даже собиратели металлолома. Сейчас у Джона были все основания предполагать, что перед ним самая работоспособная машина на североамериканском континенте. Он сел за руль «Хайвеймена», хлопнул скрипящей дверью и повернул в замке ключ зажигания. Спящий ядерный реактор перешёл в активный режим, загудела система охлаждения. Бортовой компьютер вывел на экран основные показатели. Хозяин машины быстро пробежался взглядом по столбцу зелёных чисел и остался ими доволен. Если продолжать ездить в обычном режиме, топлива ему хватит лет на десять. А это значительно больше того срока, который рассчитывал прожить Джон. Он нажал на педаль, и атомобиль ожил.


* * *


— Здесь свободно?


— Что?! – от прикосновения чужой руки Джон Колуэлл моментально проснулся. – Я сдам лабы на следующей неделе, мистер Клауд…

Джон надел свалившиеся на стол очки и замолк на полуслове. Вместо пожилого профессора перед ним стояла студентка. Она сделала вид, будто не услышала предыдущий вскрик.


— Через пару минут звонок. Ты не против, если я сяду рядом?


Джон окинул взглядом полупустую аудиторию и промямлил:


— Да, почему бы и нет…


Незнакомка бросила сумку с учебниками под ноги и села рядом. Рыжая грива кучерявых волос дополняла симпатичное курносое лицо в веснушках. Даже строгая институтская форма не могла скрыть спортивную фигуру и внушительную грудь. Впрочем, это было неважно – наличие любой девушки на кафедре прикладной физики было чем-то из ряда вон выходящим. Шанс же того, что она подсядет к Джону, по его подсчётам, стремился к нулю. Однако…


— Ты читал последние работы Оппенгеймера младшего? Он очень убедительно выступает в защиту мирного атома, – словно продолжила прерванный разговор студентка.


— Я… конечно… то есть… вы ко мне обращаетесь? – мысли в голове Джона играли в чехарду, перескакивая от ядерной физики к взаимоотношениям полов.


— Естественно, к тебе! Мне показалось, ты умник, а не один из этих плейбоев с экономики.


— Простите?


— Мэри. Мэри Олсон, – рыжая протянула Джону руку. – Я училась на международной экономике, но тамошние тупицы вконец достали меня. Их интересуют только две вещи: курс доллара и то, что у меня под юбкой. Трём из них я дала шанс, но как можно спать с человеком, который не знает, что такое горизонт событий?


Джон уставился на Мэри, как на инопланетянина. Разум, который на раз-два решал тригонометрические уравнения, пасовал перед самоуверенной девушкой, увлекающейся наукой. «Э, ребята, – говорил мозг Джона, – давайте тут без меня. Про это я в книжках не читал».


— Колуэлл… Джон… Дасти, — выдавил он, наконец, – то есть Джон Дасти Колуэлл. Думаю, у нас вам понравится. Тут, знаете, не лазят девушкам под, кхм…


— Не будь занудой, Джон. Я не одна из тих поехавших на сексуальных приставаниях и вовсе не против покувыркаться в постели. Просто моим подружкам важно, чтобы у парня был мустанг; мне – чтобы ай-кью больше, чем у моей морской свинки. А у меня довольно сообразительная морская свинка! – хихикнула она и подмигнула Джону.


Тот захотел вставить остроумный комментарий и даже открыл рот, но, к сожалению, на этом дело застопорилось.


— …возвращаясь к теме горизонта событий. Вы знаете… я в целом считаю, что Хокинг лучше Скорца описывает эту тему… — сказал он первое, что пришло в голову. И тут же пожалел, посчитав, что сморозил чушь.


Джон украдкой взглянул на собеседницу — та слушала его затаив дыхание. Глаза Мэри блестели.


— Ну, во-первых, — выдохнул Джон. – Оппенгеймер берёт за основу морально устаревшую математическую модель теории относительности, от которой даже Эйнштейн в итоге отказался. А тот же доктор Клауд экспериментально установил, что скорость света…


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


* * *


Старый атомобиль нёсся по пустынному шоссе сгинувшей Аризоны, поднимая за собой клубы радиоактивной пыли. Водитель устало глядел на дорогу сквозь паутину трещин на лобовом стекле и прислушивался к попискиванию счётчика Гейгера. Когда-то, до Войны, прибор вмонтировали в приборную панель атомобиля для того, чтобы следить за утечками реактора. Сейчас счётчик больше помогал отслеживать внешний уровень радиации и миновать встречные очаги.


Джон достал из бардачка выцветший бумажный атлас. Благодаря потрёпанной книжке ему удавалось огибать города задолго до того, как писк счётчика становился чаще и громче. Однако чёртова уйма уничтоженных ракетами военных объектов не была отмечена на картах. Наткнёшься на такой – и ночью в туалет сможешь ходить без фонарика. Дни твои будут сочтены. Старик Джон не боялся смерти, но не стремился к ней. В мире пыльных бурь, жажды и радиации выживание входит в привычку, становится образом жизни.


Коллуэл почесал колючую грязную бороду, и продолжил рассматривать атлас, изредка поглядывая на дорогу. «В этом районе не было крупных населённых пунктов. Можно попытать счастье здесь. Вдруг, кто-нибудь выжил… Так, в 6-14 ничего». Вытащив из-за уха карандаш, он поставил крест в один из квадратов, на которые был расчерчен атлас. Весь северо-западный угол карты походил на большое кладбище.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout



* * *

Дверь женского общежития отворилась с предательским скрипом.


— Тихо ты! – шикнула Мэри то ли на неё, то ли на Джона. – Если разбудишь мисс Бичем, она выгонит тебя взашей!


Они тихонько прокрались по длинному коридору мимо посапывающей на стуле консьержки и, дойдя до комнаты №117, скользнули внутрь. Джон потянулся к выключателю, но подруга перехватила его руку на полпути. Он удивлённо взглянул на укутанную сумраком девушку.


— Мы же пришли сюда заниматься теорией вероятности. – он сам не понял, был это вопрос или утверждение. – Завтра экзамен.


— Заниматься будем обязательно, только учебники нам на этот раз не понадобятся…


Колуэлл почувствовал, что пальцы девушки расстёгивают пряжку его ремня. Перехватив инициативу, он поцеловал Мэри, подхватил на руки и понёс к кушетке.


— Какова вероятность того, что мы завтра сдадим теорию вероятности? – она смеялась и тёрлась об него, словно кошка.


— С нашим графиком «занятий» — невелика, – усмехнулся он. – Но если мне суждено сделать выбор между ночью с тобой и дипломом инженера, боюсь, у алтаря науки нет шансов…


— Ерунда! Ты знаешь тервер лучше преподавателя, а я… у нас впереди вся ночь. Перерывы каждый час: будешь читать мне конспекты, а я выкурю пару сигарет – и по новой, до утра!


— Чертовка! – пробурчал Джон, не отвлекаясь от застёжки лифа. – Мы же договорились, что оба бросим!


— Я удивляюсь тебе, Джон Колуэлл. Ты способен собрать осцилограф из старого радиоприёмника, но при этом не можешь справиться с бюстгальтером! – лукавая улыбка Мэри блестела в ночном сумраке.


— Не уходи от темы!


Бюстгальтер отлетел в сторону, и грудь, слегка колыхаясь, сама легла в ладони.


— Хорошо, хорошо, дорогой, раз обещала, больше никаких сигарет. Мэри Олсон держит своё слово… Ах!


Через два часа они сделали перерыв, но им было не до лекций.


— Чёрт, это было классно. Выбирая между тобой и курением, я не прогадала.


— Сколько мы с тобой вместе? Год, два?


— Я познакомилась с тобой на первом курсе… Третий год, получается.


— Как быстро летит время. Будто ещё вчера слушал ту лекцию профессора Клауда. Слушай, рыжая, а чего мы ждём? Давай поженимся?


— Джей, кроме тебя, мне не нужен ни один оболтус в целом мире, но под венец до тридцати пойду, только если мир перевернётся кверху дном, я получу на завтрашнем экзамене балл выше твоего или произойдёт какое-нибудь другое невероятное событие. Ну какая из меня жена: кроме физики и секса я ничем заниматься не умею, да и не хочу!


— Как по мне, так отличная! Ладно, будь по-твоему. Физика или секс?


Она обвила его бёдра ногами, и они слились в поцелуе.


На экзамене по Теории Вероятности не выспавшаяся, но счастливая Мэри Олсон с трудом наскребла на тройку. Джон Колуэлл был отправлен на пересдачу.


* * *


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


Странник мчал сквозь небольшую рощицу из высохших, чахлых деревьев. Судя по всему, здесь когда-то был сад или фермерское хозяйство, но растительность не сумела приспособиться к новому климату. На грунтовой дороге иногда попадались пни, кустарники и камни. Мимо промелькнул полуразрушенный амбар с лежащим рядом остовом трактора, но Джон не обратил на них внимания: превратившееся в труху сено и кости скота его не интересовали. Он с тревогой вслушивался в писк счётчика Гейгера, который немного участился за последние полчаса.


Вдруг Хайвеймен подскочил на незамеченном ухабе, колёса оторвались от земли. Со скрежетом приземлившись, атомоход осел на левую сторону. Спереди появился нарастающий стук. Бортовой компьютер немного подумал и вывел сообщение: «подвеска повреждена».

Джон плюнул от досады и остановил хромающий "Крайслис". Выйдя из машины, он увидел печальную картину: левое колесо стояло под совершенно неестественным углом. Из недр багажных ящиков Странник достал домкрат. Подняв Хайвеймен достаточно высоко, Колуэлл полез оценивать поломку.


Мощный торсион подвески остался невредим, а вот верхний рычаг, на котором крепилось колесо, просто развалился от удара. У Джона была с собой портативная сварка, которая могла питаться от реактора Хайвеймена, но ржавые обломки рычага буквально распадались в труху. Как назло, подходящей железки он не припас.


В голове назойливой мухой летала идея, но Колуэлл никак не мог поймать её. Было ощущение, что он видел недавно решение этой проблемы, ещё до того, как она появилась. Только что, когда ехал мимо скрюченных стволов и заброшенной фермы… Точно! Ферма! Рядом с ней был вросший в землю трактор. В нём наверняка найдётся подходящая деталь, которую можно приварить на места оторванных креплений.


Старик выбрался из-под "Хайвеймена", достал из багажника огромный разводной ключ. Закинув его на плечо, он пошёл к амбару.

Джон протёр от пыли треснувшие очки. Когда путешествуешь по пустоши на своих двоих, а не под защитой скоростного металлического атомобиля, нужно быть готовым ко всему. Пустошь коварна и лишь на первый взгляд мертва: те существа, что пережили ядерное пекло, за несколько поколений смогли приспособиться к новому негостеприимному миру. Они стали в три раза больше и в десять – опаснее. Джону уже приходилось иметь дело с гигантскими насекомыми и животными-мутантами. В Пустоши охотник и жертва ежеминутно менялись ролями: не сожрёшь ты, так сожрут тебя.


Оглядываясь вокруг и держа наготове разводной ключ, старик приблизился к бурому от времени трактору. Судя по всему, его бросили задолго до войны, ещё когда жидкое топливо только начало дорожать. Впрочем, даже несмотря на десятилетия под открытым небом, металл был на удивление живым. Одна из мощных кованых тяг отлично подходила для ремонта "Хайвеймена". Джон накинул на головку стопорного болта ключ, потянул на себя. Как он и ожидал, за долгие годы болт прикипел к детали. Плюнув на обе ладони, Колуэлл всем весом навалился на ключ с другой стороны. Через секунду трактор сдался, болт с громким скрежетом повернулся на пару градусов. Внутри двигателя послышался странный шелест, будто древняя машина ожила от прикосновения человека. Джон моментально отшатнулся от ржавого остова. Из трещины в картере выбрался скорпион размером с кошку. Чёрный панцирь блестел на солнце, а огромный мясистый хвост с жалом на конце подрагивал и издавал стрёкот. Восемь пар алых глазок-бусинок уставились на человека. Членистоногое было готово в любой момент сделать выпад, но выжидало.


Джон на своей шкуре пробовал, насколько опасен яд даже относительно некрупных рад-скорпионов. А ещё он знал, что в гляделки у этой твари ему ни за что не выиграть. В какой-то книжке из курса общей биологии упоминалось: скорпионы паршиво видят, реагируют они больше на движение. Он медленно опустил левую руку к карману штанов, осторожно вытащил оттуда небольшой перочинный ножик и резко швырнул его. Приём удался, улетевший в канаву предмет отвлёк тварь, та бросилась в ту же сторону. Мужчина не растерялся и наотмашь ударил скорпиона тяжёлым разводным ключом. Панцирь членистоногого лопнул, забрызгав всё вокруг белёсыми внутренностями. Расплющенное паукообразное ещё некоторое время в агонии загребало лапами пыль, но скоро поджало их и затихло.

«Всё это очень плохо». – Проносилось в голове Странника. – «Пора было уходить отсюда, при том как можно скорей. Если встретишь детёныша рад-скорпиона, то поблизости наверняка будет ещё с десяток таких же, а то и сама мамаша. Скорее всего она не обрадуется, что я превратил одного из её малышей в отбивную».


Словно в подтверждение его мыслей из недр амбара послышался знакомый шелест, только гораздо более громкий.


«К чёрту трактор! Каждая секунда промедления смертельно опасна».


Нужно отходить обратно к атомоходу и уезжать отсюда, пусть даже на трёх колёсах. Судя по всему, он наткнулся на гнездо рад-скорпионов, а это не шутки.


Шелест перешёл в стрёкот. Колуэлл вскочил на ноги и бросился наутёк. За спиной раздавались щелчки взрослого рад-скорпиона, у странника не было ни малейшего желания встретиться с ним. Джон успел пробежать десяток футов, как вдруг услышал всхлип. Несмотря на опасность, он остановился как вкопанный. Стрёкот скорпиона, исходящий из руин, не прекращался. Галлюцинация? Снова этот звук! Нет, не этот, другой… но проклятые хвостатые пауки могут только шелестеть да скрежетать клешнями. Он уже слышал когда-то подобное, это…


«Плач! – осенило Джона, – это сдавленный детский плач!»


Ни секунды не раздумывая, старик развернулся на сто восемьдесят градусов и побежал обратно к амбару. При помощи ключа он раздвинул створки ворот и пробрался внутрь.


Там было жарко и темно. Глазам потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к сумраку, и каждую секунду своей слепоты Джон ждал смертоносное жало. Однако сквозь полумрак начали проступать очертания предметов, а Колуэлл был ещё жив. Громкий стрёкот давил на мозг, отвлекал внимание. Преодолевая животный страх, человек двинулся вглубь амбара. Перед собой он держал разводной ключ.


Стены, бочки и ящики вокруг были покрыты молочно-белыми созревшими яйцами, внутри которых копошились многолапые детёныши. Скоро они вылупятся и им понадобится много еды…


Из разрушенной крыши на дальнюю стену падал луч солнца. Рассеянного света хватало, чтобы увидеть самку рад-скорпиона. По сравнению с ней недавно убитый малыш казался просто букашкой. Массивное тело было в длину футов шесть, а хвостом мамаша могла запросто достать до второго этажа. Каждая клешня исполинского членистоногого была способна расколоть голову человека.


Смертоносная грация порождения Пустоши гипнотизировала. Джон сам не заметил, как почти перестал дышать. Несколько секунд он разглядывал самку. Потом он снова услышал всхлип.


По бокам от рад-скорпиона в страшных, неестественных позах, лежали люди. Бледная кожа сильно натянута, лица искажены болью, глаза выпучены. Скорее всего, они были ещё живы, но парализованы. Спасти их надежды не было: самка накачала их ядом настолько, что никакое лекарство уже не поможет. Они пойдут на корм вылупившимся малышам.


Перед монстром лежала на спине девочка лет двенадцать. Она пыталась отползти от чудовища на локтях. Скорпион не пускал, держа её клешнёй за ноги. По щекам ребёнка текли слёзы, но она не кричала, а лишь тихо всхлипывала, в ужасе смотря на зависшее над ней жало. Самка не спеша, словно прицеливаясь, опускала хвост ниже и ниже.


Ядовитый шип коснулся бедра девочки одновременно с тем, как брошенный ключ лязгнул о панцирь чудовища. Джон не услышал крика, но дитя зажмурилось так, что он словно сам ощутил боль от укола и расползающегося по телу яда.


От неожиданного удара рад-скорпион отдёрнул хвост и выпустил девочку. Моментально развернувшись в сторону Джона, монстр попятился назад. Инструмент не нанёс паукообразному никаких заметных повреждений, но испугал порядочно.


План изначально был так себе. Джон привлёк внимание противника и бросился наутёк. Скорпион ринулся за ним. Нутром почувствовав приближение смерти, Колуэлл бросился влево. В дюйме от его плеча мелькнуло жало. Впереди он заметил одну из вертикальных несущих балок, на которой держалась кровля. Времени размышлять не было, от следующего выпада он спрятался за ней. Хвост скорпиона описал в воздухе дугу и с размаху воткнулся в трухлявое дерево. Джон отпрыгнул от столба, а самка дёрнула хвост, выдрав жало с куском древесины. Старик, спотыкаясь, отступал. Мамаша снова занесла хвост для удара, как вдруг подкосившаяся балка скрипнула и рухнула на членистоногое. Сверху грохнулось несколько листов железа. Это не убило чудовище, но чтобы выбраться из завала, ему необходимо некоторое время. Колуэлл уткнулся спиной во что-то твёрдое и машинально развернулся. Перед ним стояла закупоренная бочка. Между скорпионьих яиц едва читался выцветший оранжевый треугольник.


Джон не поверил своей удаче. Вытащив из-за голенища сапога длинный нож, он проткнул резервуар. Из него начала бить струйка с характерным запахом. Как он и предполагал, это оказалась топливо. Проделав в бочке ещё несколько дыр, он перевернул её и пинком отправил в сторону завала, из-под которого выбирался рад-скорпион. Странник вытащил из нагрудного кармана зажигалку, несколько раз чиркнул кремнем. Искра упала в лужу горючего у ног. Пламя побежало догонять бочку.


Завал моментально превратился в огромный костёр. Объятый пламенем Рад-скорпион вырвался из-под обломков и начал крутиться на месте, пытаясь найти выход из кольца огня. Он пищал и свистел от ожогов, скрежетал клешнями, но без толку. Тем временем огонь добрался до сухой соломы – через минуту заполыхал весь амбар. Закрывая лицо руками, Джон пробежал мимо корчащегося в муках скорпиона, взял на руки отключившуюся девочку и выбежал из горящего здания. Он слышал, как за его спиной оно обрушилось, похоронив под обломками и парализованных людей, и самку рад-скорпиона с её многочисленным выводком.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


* * *


— Профессор Клауд нас ненавидит, – пробурчала Мэри. Она сидела на чертёжном столе и болтала босыми ногами. – Он завидует тому, что у тебя молодая и красивая жена.


— Ерунда, с чего ты взяла? – ответил Джон, не отвлекаясь от показаний десятков приборов.


— А зачем он отправил нас сюда? Записывать пути нейтронов могут даже первокурсники. Дурацкий ускоритель частиц. Из-за этого эксперимента нам придётся торчать под землёй целых две недели! Почему он сам не пялится в эти мониторы сутки напролёт?


— Дорогая, пожалей старика: ему уже седьмой десяток. Даже просто спуститься сюда по лестнице, на глубину 150 метров, будет для него подвигом. А назад, боюсь, он уже не поднимется… Что такое? Мне казалось, тебе нравятся масштабные эксперименты.


— Вот именно: масштабные! А мы торчим здесь и черкаем в тетрадку циферки. Практического применения теориям Клауда нет никакого, мы с тобой просто работаем на очередную бестолковую статью этого хрыча.


— Зато нас укажут в соавторстве. Эта бестолковая статья может стать лучшей строчкой в библиографиях наших кандидатских работ.


— В моей-то уж точно, потому что пока это единственная там строчка. Да и то в перспективе.


— Отнесись к этому как к отпуску. Две недели вдали от мира, только мы вдвоём!


— Угу, ни в кино сходить, ни на пляж съездить. Хорошо ещё, что тут догадались оборудовать нормальный санузел.


— К слову, я на досуге покопался в архивах: оказывается, здесь когда-то было бомбоубежище! Похоже, Институт решил найти свою выгоду в правительственной программе и переоборудовал его в лабораторию. Это объясняет, откуда здесь столько закрытых помещений.


— Ха, а я-то думала, как это ректор смог раскошелиться на такой дворец-под-горой! Значит, хитрюга отстроился на деньги налогоплательщиков. Наверняка ещё и навариться сумел.


— Место действительно удачное. Мы так глубоко, что внешний мир почти не влияет на чистоту опытов по изучению движения частиц. Идеальный эксперимент! Что за чёрт?


— Гм? – Мэри отвлеклась от разглядывания своих пяток, спрыгнула на пол и подошла к компьютеру, за которым сидел Джон. Она ткнула пальцем в зелёный экран. – Откуда взялся этот скачок излучения только что?


— Понятия не имею. Все приборы словно взбесились.


Внезапно свет потух. Несколько секунд в лаборатории царила абсолютная тьма, после чего с характерными щелчками по очереди начали включаться светильники. Разом загудели лампы внутри заново загружающихся компьютеров.


— Что происходит? – обескуражено спросила Мэри.


— Мы только что перешли на резервное питание. — Джон старался как можно более трезво оценивать ситуацию. – Это значит, что внешний источник отрубился. Может быть, проблемы на электростанции?


— За секунду до этого был сильный выброс излучения, притом явно на поверхности.


— Совпадение? Неспрогнозированный выброс на солнце?


— Джей, чтобы приборы в этой пещере смогли засечь такой выброс, солнце должно быть на соседней улице.


— Ты права. Наверное, сбой… Нужно выбираться отсюда!


Он рванулся к выходу из комнаты, но жена схватила его за локоть.


— Постой! У меня сердце не на месте от всего этого. Давай дождёмся, когда компьютеры загрузятся, и ещё раз посмотрим на показания.

Через полчаса они молча смотрели на распечатанные графики.


— Этого не может быть, – прошептала девушка, – просто не может быть…


— Включи радио, – сипло отозвался Джон.


Супруга подошла ко встроенному в стену приёмнику и начала крутить реостат. Из динамиков доносились только помехи.


Джон включил какой-то архаичный прибор в дальнем углу зала и стучал по крупным клавишам терминала.


— Поверить не могу… значит, они всё-таки сделали это, Мэри. Они сбросили бомбы.


— Нам конец? – спросила она без дрожи в голосе.


— Пока нет. Похоже, война оживила это убежище. Если верить компьютеру, половина систем не работает – наверное, их просто демонтировали, чтобы установить здесь ускоритель. Главное, генераторы в порядке. Система очистки воздуха работает вполсилы, но она рассчитана на несколько сот человек. На нас двоих должно хватить с лихвой. Водяные фильтры попробуем запустить в ручном режиме… Нам повезло, что в момент взрыва дверь была закрыта.


— А что мы будем есть? Выходить сейчас наружу – самоубийство. Уровень остаточной радиации будет смертельным десятилетия…


— У нас достаточно еды с собой и чёртова уйма времени подумать, что делать дальше. Может быть, мы с тобой просто тронулись от сидения под землёй, и наверху всё в порядке. В этом случае через несколько дней нас хватятся и вытащат наружу, а в институтской газете появится сатирическая заметка про двух жертв холодной войны.


Мэри улыбнулась и обняла мужа. Он погладил её по рыжим волосам и заметил, что среди них теперь есть серебряные локоны.


Через несколько дней за ними никто не пришёл.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,рассказ,Истории,Пыль и Ржавчина,Highwayman,Конкурсы Fallout


* * *


Если вам понравилась эта графомания, то чуть позже выложу продолжение. Пост и так монструозный получился. Если дочитали до конца, буду очень рад любым отзывам.


Развернуть

Fallout Other текст story рассказ Конкурсы Fallout ...Fallout фэндомы 

Не все становятся героями

Рассказ shark510
Одна из историй о платиновой фишке мистера Хауса.
Не все становятся героями жизни.

Ослепляющая темнота. Монотонный гул троящего двигателя заполнял собой тишину, вливаясь густым потоком сквозь обломки бетона и стали. Холодные камни с кошевой стен облегали тело. Обездвиженность, темнота и гул.
Сознание медленно плыло по воспоминаниям.

"Еще один стаканчик виски... Боже! Вы посмотрите на этого фигляра... Ложка, ложка, почему их нет... Чудесная погода, чтобы умереть ... Ведро с болтами ... Еще 9-миллиметровый... Ржавая лохань, какой же код... Так шумит! ...
Болванчик, когда-то ты был сувениром ... Нет, не может... ".

Когда он пришел в себя в этом мраке, он не помнил.
"Всеми ногами в могиле, вместе с телом", - подумал человек, погребенный под завалом. Собственная шутка, такая нелепая, приподняла уголки губ, утопленных в пыли и крошеве стены с мостиком.
"Сколько еще ждать?"
Грудь слабо подрагивала от немощных вдохов, с каждым поднятием всасывая пыль.
"Вот каков мой конец... Дожидаться смерти в темноте, обмочив штаны выпивкой, просящейся наружу, затем испачкав штаны дешевой похлебкой, а вскоре истязаемый голодом и жаждой медленно в бреду откинуться в этой вонище". Кончики пальцев еле поглаживали пластиковую рукоять Фью, старого пистолета с глушителем. "Все Боги этой дыры насмехаются надо мной, не давая умереть достойно", - грусть навалилась на мужчину, неспособного хоть немного сдвинуть пистолет в сторону головы.
"Я не мог ошибиться, я просто не мог... я центр этого рассказа судьбы в этом мире... Столько пуль просвистело мимо моей головы, сколько голов пронзило с тихим хлопком от моей руки. Я не верю..."
"Твое имя будет забыто", - сказала Сара, "Как и наши..."
"Вот бы стать призраком и свалить с этой дыры", - отозвался Джеймс.
"Твоя стремная морда только гулем тебя заделает обсосок", - Тишину прорвали хриплые выдохи смеха, и тут же гримаса боли исказилась на лице выжившего.
Крошево провалилось в легкие, вызывая жгучие приступы кашля.
Ни закричать, ни умереть.
"Сраная фишка, сраное дерьмо, так не честно!", - он кричал у себя в голове. Зуд снедал горло, отчаяние рвало голову.
"Ублюдки, вы сдохли в коридоре или еще живы, перебинтовываясь в тишине, ненавижу вас! Помогите мне, сволочи!" Но с губ не сорвался ни один звук.
"Сару, скорее всего, если жива, затрахают до смерти... Срань... мне она ... нравилась... "
Глаза прорезала боль, слеза навернулась и застыла возле глаза, впитав в себя пыль бетона.
Гул мотора затарахтел сильнее, словно захлебывался в предсмертной агонии. Пару выхлопов и шум прекратился, словно последняя душа работающей машины этого убежища покинула склеп мертвецов.
Наемник по имени Генри навеки остался один.

(Воспоминания)

- Мы нашли её. Местный фермер видел с десяток мародеров с приличными стволами. Я сразу понял, что она у них. Никто не станет тащить арсенал в такую глушь -, Джеймс придвинул еще один стакан виски к Генри.
- Дай ка взглянуть, где это ... ага, одно из убежищ, в стиле обитателей пустоши, - Генри сделал еще один глоток обжигающей жидкости и глянул на бармена.
"Нахваливает свое поило очередному клиенту. Боже! Вы посмотрите на этого фигляра, разбавляет в четверть, а за цену срется как за озера чистой воды".
- Как договаривались, ночью, не опоздайте, - встряла в разговор Сара и удалилась.
- Ложка... ложка... почему их нет? Потому что радиация, вот оно что! - очередной посетитель салуна что то втирал своему собеседнику. Пыль сочилась сквозь трещины в стеклах.
На выходе из бара Джеймс задержался потолковать с роботом.
Генри обменявшись любезностями с парой знакомых, обдав робота недружелюбным взглядом, отправился в путь.
К ночи они стояли втроем возле шахты убежища. Буря метала песок по пустоши, больно рассекая лицо песком.
- Чудесная погода, чтобы умереть сегодня, не правда ли? - выкинул каламбур Джеймс, но его временные товарищи не выказали никакого желания поддерживать беседу.
Спустившись в шахту и выйдя из проема в темную комнату отряд построился для продвижения в глубь бункера. Как только Джеймс высунулся из-за угла, в стену ударила пуля, кто-то заорал - Гости! - отряд побежал.
Зайдя с другой комнаты Джеймсу удалось отправить очередь из его скорострелки в обороняющихся, но ответный залп пробил дробью его грудь и лицо. Куски брони и ошметки лица облепили дверной косяк комнаты. Тело Джеймса обмякло, прислонившись к стене, содрагаемое конвульсиями. Сара и Генри отступили, спрятавшись в дыре стены. Они поползли по профилям проводов, огибая блоки комнат. Гостей ждали, хорошо ждали. Не болваны.
Комнаты обыскивали, постоянно перекрикиваясь. Странно, что возле вентиляции не поставили караул, наверное, чтобы выманить потенциального противника и добить его, не дав уйти.
Генри и Саре повезло найти следующий проем из наружной стороны бункера.
Он подозревал, что их может ждать сюрприз, поэтому прислушался на подходе к дыре. Так и есть. Слабое дыхание и хруст крошек на полу, выдавал притаившегося стрелка. Медленно просунув дуло пистолета с глушителем в крохотную дырочку, Генри спустил курок. Фью... Тело обмякло. Тот, кто притаился за стеной, сейчас медленно сползал по ней.
Аккуратно пролезая через проем, Генри осмотрел комнату. За дверью его так же ждали. Сара подкралась к окну комнаты. Мусор, поваленные шкафы, стулья, обломки, стеллаж с болванчиками. Одновременно высунувшись из проема, Сара и генри дали залпы в двух направлениях, четверо мародеров упали замертво, окрасив стены брызгами крови.
Медленно пробираясь по коридору наемники вышли к выходу из помещения, секцию комнат с другой секцией отделял мост. Генри двинулся первым. Слабый писк донесся до его ушей.
"Нет, я не мог не заметить, не может... " Вспышка оборвала мысли Генри.
Мина взорвалась, уволакивая в бездну мост и куски горной породы вместе с бетоном убежища. Сару швырнуло вглубь коридора, обдавая шрапнелью осколков камня и мусора.
Генри уплыл в темноту.
Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,текст,Истории,рассказ,Конкурсы Fallout
Развернуть

Fallout Other story Конкурсы Fallout ...Fallout фэндомы 

Райно, I

Примечание
В этом рассказе я попытаюсь раскрыть некоторые события мира Fallout со стороны хмурого и нелюдимого супермутанта. Он не Герой Пустошей, не спаситель страждущих, ему наплевать на судьбу кого либо, возможно даже на свою. Тем не менее он жив, и делает всё, чтобы его существование не погасло бесцельно. Скука и холод - всё, что осталось для него в постапокалиптической пустыне.

Из-за ограничения размера поста придётся разбить моё графоманство на две части.


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Истории,Конкурсы Fallout


Старт

Райан Брайт никогда не читал книг. Нет, он умел, конечно же, но не читал. В школе Джанктауна так и не смогли привить ему любовь к печатному, а зачастую, и рукописному слову. Что он любил, так это слушать. Часто приходя в бар вечером после долгого дня в поле (Чертовы пустынные куски дерьма!), он покупал выпивку какому–нибудь бродяге и, попивая свое пойло, подолгу слушал о том, что делается в других городах и какие чудеса повидал незнакомец. «Срань Господня!» – любил он восклицать, когда рассказчик поведывал что-то уж совсем небывалое. 
Однажды один из старых заросших забулдыг рассказал ему о том, что возле Адитума стали замечать больших зелёных человеков. «Срань Господня! Да что ты выдумываешь!» - только покачал головой Райан и не придал этому особого значения. Но вскоре у него появились причины изменить свое мнение. 
Через пару дней после того, как бродяга ушел, Райан направился в коровник к Мэрит - доярке браминов. Он довольно давно к ней подкатывал, да и не особо она сопротивлялась «чарам»Райана. Толи перегар у него изо рта в тот день был забит запахом маисовой лепёшки, толи звезды сошлись незамысловатым знаком, но ему таки повезло, и он сумел уговорить пухловатую девушку на вечер при свечах, но без свечей. Девушка не хотела, чтобы их кто-то увидел раньше времени, до того, как всё будет официально (Ага, щаз!), и поэтому Райан решил повести её за город, в сторожку возле поля. 
И вот настал вечер. Райан весь день предвкушал вечерние утехи и снаступлением сумерек сразу же отправился в сторону полей, прихватив с собой бутылку Рентген-Рома - роскошного, по его мнению, пойла. Придя в указанно место, он не обнаружил девушку на месте и, решив, что пришел рано, повалился на кучи брезента. Время шло, а девушки не видать, и Казанова решил откупорить бутылку. Богомолы шумели в траве, ветер закручивал вихрями пыль, а Райан допивал свой ром, матеря глупую деревенскую дуру. 
Решив, что больше ждать не имеет смысла, он шатко поднялся на ноги и решил уже было отправится в город, когда заметил какое-то движение в стороне фруктовых зарослей. «Ах вы сволочи, опять яблоки воруете, ну сейчас Райан покажет свой коронный Пендаль-Брайт» - подумало пьяное тело Райана Брайта и направилось в сторону хруста и чавканья. Захватив на всякий случай лопату, он начал медленно продвигаться в сторону наглого вора. Шаг за шагом он приближался к злополучной грядке. Вот, всего-то осталось отодвинуть заросли мутировавшей кукурузы. Райан отодвинул кусты и... Охренел. На него с высоты трех метров смотрела не менее ошарашенная зелёная морда, выпучив глаза и перестав жевать от неожиданности. «Срань Господ~» - только и успел вымолвить Райан, когда здоровенная ладонь треснула его по голове, заставив отрубиться...
Райан очнулся спустя некоторое время и тут же заорал в шоке:«СРАНЬ~». Но его встряхнули и отправили досматривать сновидения с участием Мэрит таким же хлопком ладони.
Во второй раз Брайт пришел в себя и, повернув голову, он обнаружил в опасной близости от себя ту же зелёную морду. Его несли на плече. Зеленая морда повернула голову в его сторону и, как ему показалось, недовольно закатив глаза, встряхнула его. «Опять!» только и успел подумать Райан, какполучил знакомый хлопок в лоб.
Во время следующего пробуждения Райан повел себя осмотрительнее и не стал выдавать своего пробуждения. Понимая свое безвыходное положение, он стал от скуки разглядывать своего похитителя. Двигались они, к слову, с лютой скоростью. Райана тошнило, голова раскалывалась, и больше всего он сейчас хотел быстро сдохнуть.
Со временем Райан заметил, что их скорость понемногу уменьшается. «Не иначе как тварь устала... Ещё-бы - столько километров на такой скорости!» - подумал Райан. Через полчаса супермутант замедлил ход и вскоре остановился в небольшом каньоне. На месте их остановки совсем недавно разводился костер.
Мутант скинул Райана возле кучи древесного пепла и быстро исчез за скалой. Вот он - шанс на побег! Райан резко подскочил на ноги и тут же рухнул назад - за долгое время путешествия на плече мутанта ноги его затекли, и теперь он управлял ими не лучше, чем парой железных протезов. Брайт лежал на камне и кусал себя за руку, чтобы как-то заглушить ноющую боль в ноге. Немного позже провалился в сон, не принесший облегчения после пробуждения.
Повернув голову, он заметил, что его мучитель сидит возле заново разведенного костра и угрюмо жует мясо непонятного происхождения.
- ЭэЭрргх- только и вырвалось из глотки Райана. Мутант на секунду перестал жевать, а потом, не глядя на человека, оторвал от бесформенного куска мышц и костей, кажется, ребро, и сунул в руку Райана. Пленник был так слаб, что и не думал о брезгливости, а просто начал обгладывать кость. Мутант вроде пробурчал что-то недовольное. Человек отбросил кость, утер губы рукавом и безразлично уставился в небо. Он понимал, что есть его не собираются, тогда какая же участь его постигнет? Эта мысль потихоньку разожгла в нём любопытство, и он, превозмогая страх, решил начать разговор.
-Э...Эй!
Мутант угрюмо покосился на него. 
-Что ты собираешься со мной делать? Куда ты меня тащишь, черт побери?!
Мутант с безразличным выражением лица отвернулся. 
-Эй! Ты не умеешь говорить! Вот ведь тупая орясина! - Райан хлопнул в ладоши от злости.
И, - о чудо! – мутант повернулся, мимически ярко выразил презрение и довольно быстро заговорил глубоким и на удивление приятным басом:
-Мало того, что я умею говорить, писать, читать, я еще и с легкостью высчитываю в уме тригонометрические задачи, ты хотя бы сможешь выговорить слово «Тригонометрия», глупый реднек?
Райан сидел три минуты с раскрытым ртом, а после начал хохотать - у него началась истерика.
Мутант устало выдохнул, проговаривая, казалось-бы, самому себе: «Нет, чтобы сидеть мне сейчас на берегу какого-нибудь озера у лесной опушки, читать довоенную литературу! Вместо этого я должен ходить на разведку! Людей у него мало! Какое расточительство! Да ещё и с этим полоумным возиться, кажется, я не рассчитал силы и выбил из него остатки ума... о, Злой Рок!»
А Райан Брайт тем временем хохотал, катаясь по холодному камню, позже погрузившись в глубокий сон без сновидений.
Проснулся Райан в каком-то заводском помещении. Позже, когда он пытался вспомнить что-то, то вспоминались лишь страх и жгучая боль.
Райана, как случайного свидетеля, чудом уцелевшего по доброй воле одного из разведчиков, погрузили в фэв.


Пробуждение


Новорождённый лежал с закрытыми глазами. Лежал и пытался думать. Мысли, слова, образы в мозгу приняли совсем другой вид. Каким был прежде, он не помнил. Райан бессознательно пытался собрать собственное «Я» из кучи осколков - понемногу получалось. В мозгу возникали и терялись отдельные слова, вспыхивали картинки, разобрать которые он был не в состоянии. Внезапно часть того, что казалось осколками корабля, плавающими после крушения в воде, собралось в кучу, ослепив внутренний взгляд ярчайшей вспышкой. Это было не очень приятно, но принесло ясность. Процесс мышления принял более осознанную форму. 

***


Головная боль, всё тело ломит. Черт!
Тело! Тело, черт побери!
Он вскочил еще до того, как успел открыть глаза, а открыв их - изумился глубине цветов. Место, в котором он находился, было комнатой, по своему скупому убранству напоминавшей камеру: стены были сделаны из гладкого камня, пол же был железным. Ничего, кроме стены, умывальника и шлюзового дверного проёма перед ним не было. Позади него стояла низкая, явно маленькая для его размеров кровать. Он смотрел с непривычной для него высоты - это было даже приятно. Потолок в комнате был достаточно высок, а в углу висела паучья сеть. Самого паука нигде не было. Каждая нить была явно видна, и даже рельеф тончайших её прутиков был различим. Повинуясь внезапному порыву, он подпрыгнул к ней и, неожиданно для самого себя, ударившись головой о, казалось бы, недоступный потолок, шумно грохнулся на пол. Это позабавило его, и он расхохотался, через мгновение удивившись своему голосу. Говорить и издавать какие-либо звуки было трудно, как будто впервые.
Молодой мутант выглянул из комнаты. Перед ним было разветвление двух коридоров. Один из них заканчивался шлюзовой дверью, слегка неплотно закрывающейся, благодаря чему из-за неё доносились еле слышимые звуки чьего-то разговора. Второй поворачивал ещё куда-то, а в углу стояла невысокая блестящая конусообразная штуковина.
«Доброго вечера. Спешу поздравить вас с пробуждением!» - Проговорил внезапно электронный голос откуда-то сбоку. «Новорождённый» от неожиданности отлетел к стене и во все глаза уставился на странное существо, продолжавшее тараторить: «Сейчас 19 часов и 47 минут 10-го декабря 2157-го года. Создатель приветствует вас в новом мире. Пред вами открылись новые горизонты, весь мир подвластен Вам, и вы можете внести свою лепту в его создании (Неясная вспышка в сознании). Создатель поздравляет Вас с днём Вашего Нового Рождения и предлагает опробовать все прелести Вашей новой телесной оболочки!»
Робот хотел проиграть ещё что-то, но мутант вконец охренел и сделал первое, что пришло в его ещё не доконца работоспособную голову: разогнался и треснул ею робота, чуть ли не вмяв его в стену. Робот заискрил, а носитель мозга крутанулся вокруг своей оси, отлетев в сторону.
Шлюз в конце коридора, издав свистящий звук, открылся, и в коридор вбежали три здоровяка. Кожа одного имела зеленоватый оттенок, второй был коричневым, у третьего кожа была серого оттенка. Зелёный был одет в килт из грубой материи и имел наплечник, перетянутый железным прутом подмышкой. Коричневый был одет только в штаны, на груди имел красный платок и шнурок с прикрученными к нему клыками животных и блестящими вещицами. Серый же был одет в черный комбинезон с железными вставками. Вся троица уставилась на него.
Их вид вызвал ещё одну неясную болезненную вспышку в мозгу.
Внезапно коричневотелый изогнул бровь и захохотал: «Я ведь говорил, что этот робот когда-то отхватит». Вслед за ним загоготал зеленомордый, а мутант с серой кожей только хмуро хмыкнул. «Черт, да он же его головой протаранил, вот ведь Носорог!» - выдал очередную порцию слов коричневокожий и вновь захохотал. К его заразительному смеху присоединился зелёный. Серый, хмыкнув, отвечал: «Ну так пусть будет «Райно» - Носорогом». И улыбнулся до уха левой стороной лица, правая его часть работала плохо, а то и вовсе отказывалась повиноваться...

После смерти Создателя


К
вад шел уже четвертую неделю - Братство упорно гнало их на север, в горы. Райно не совсем понимал, зачем они преследуют их: Создатель мёртв, все надежды, все планы, которые он лелеял, семя которых вселил он во всех понимающих особей, были утеряны, а на месте Собора красовался огромный кратер. Райно было больно и обидно, да и не только ему одному - многие отряды мутантов, растерянные и опечаленные, ушли в Пустошь, где их уже ждали закованные в надёжную броню люди.
Весь отряд был подавлен, а Зелёный вовсе всхлипывал, когда никто не смотрел в его сторону. Райно злился на него, но никак не проявлял этого. Третий, после смерти Создателя, стал ещё более немногословен. Да и его стелс-бой начал барахлить, от чего он стал более напряжен. Время от времени они ловили сигналы бедствия от отрядов, которых настигали Стальные Братья. Пару раз отряды мутантов объединялись и устраивали засады, с переменной удачливостью уничтожая преследующего недруга.
Солнце только начинало садиться, когда на горизонте появился отряд в силовой броне. Квад ускорился и успел скрыться в расщелине, где нашлась удобная пещера, выжечь из которой живущее там семейство рад-скорпионов не составило труда. Оказалось, что пещера довольно глубока и имеет пару ответвлений. В одном из них они устроили привал.
Райно, оставшийся дежурить первым, сидел недалеко от входа, за валуном, оперевшись о рукоять револьверного гранатомёта и думал. Думал о себе, об отряде, о Создателе, о людях. С того момента, когда он услышал сообщение по основному радиоканалу о смерти Создателя, у него в груди как будто появилась огненная дыра, которая теперь разрасталась, поедая его. Мимо Райно пронёсся Третий - об этом его информировал поток воздуха, нисходящий из пещеры, да пара камешков, отлетевших в сторону. Третий двигался почти незаметно, когда хотел. Райно понимал, как нелегко сейчас Третьему: он потерял свой первый отряд, а сейчас мог лишиться второго. Райно вернулся к своим раздумьям: «У них короткие и бессмысленные жизни, зачем они так за них хватаются? Почему не захотели принять то, что предлагал Создатель? Разве вечная жизнь, всесилие и свобода от болезней - это мало? Они уже давно не главные в этом мире. Он стал чужим, когда взорвались первые мегатонны. Теперь они как паразиты на теле огромного зверя, и зверь вычёсывает их, оставляя умирать…»
Рядом вновь раздался лёгкий шум, а секундой позже - потрескивание электрических разрядов. 
-Они рядом: шесть человек в броне и с тяжёлым вооружением, - раздалось у него над правым плечом. - Уходить не имеет смысла. 
-Отличное утро, чтобы отдать свои сущности в память Создателю, - Райно встал и, потрескивая суставами, начал разминаться. Третий хмыкнул и ушёл будить спавших.

***


Отряд Братства вошёл в расщелину. Они напали на след небольшой группы мутантов и хотели поразвлечься. Шесть человек в силовой броне и при оружии должны разделаться с тварями налегке, поэтому бойцы ощущали не столько напряжение, сколько предвкушение хорошей бойни. Дедал, командир отряда, знал это, ибо ощущал то же самое. Он был одним из молодых паладинов, назначенных на командующие должности взамен погибшим. 
Дедал осмотрелся и уверенно скомандовал идти вперёд, но через пару десятков шагов ему, шедшему во главе отряда, что-то померещилось, и он поднял руку. Отряд остановился, ощетинившись оружием. Командир осматривал площадку, прислушиваясь к звукам, усиливающимся благодаря микрофонам, находящимся снаружи шлема. Бойцы напряжённо смотрели на Дедала, не понимая причину задержки. Внезапно он услышал резкую серию шелеста камней и песка, но, прежде чем успел что-то сделать, раздался резкий рык, и голова крайнего к выходу из ущелья бойца, оторвавшись от тела, унеслась на пару десятков метров.
-Тут найткины! Занять круговую оборону, огонь! - запоздало заорал Дедал, но пулемётные очереди только высекли искры и куски камня из окружающих отряд отвесных стен ущелья.
-Твою мать! Не разрушать строй, палите во всё, что покажется вам странным! - Дедал начал нервничать - недалеко от него лежал первый боец, умерший под его командованием. В мучительном ожидании прошло пять минут, Дедал скомандовал отбой. Теперь отряд двигался настороже и при оружии. 
Следующие события произошли всего за пару мгновений: Дедал, обернувшись на шум, увидел серебристую вспышку, и в следующий момент из ниоткуда возник мутант серой окраски. Последнее, что увидели два бойца, замыкающие колону - два огромных кулака, опустившиеся на их головы и моментально сломавшие им шеи. Мутант даже не успел выхватить суперкувалду, висящую на спине. В следующую секунду огонь из пары пулемётов изрешетил грудную клетку серого гиганта, и тот упал на спину, истекая кровью и хрипя. 
-Сгруппировались, мать твою! Огонь во все стороны, хоть и в пустоту! -Дедалу показалось, что они окружены со всех сторон. Он успокоился только тогда, когда последний пулемёт сожрал свою ленту, и бойцы не начали быстро перезаряжать пулемёты, ожидая нового приказа. На него посыпался щебень. Он поднял взгляд и просто оцепенел - сверху, летя на них с вершины пригорка, приближался второй трёхметровый зелёный супермутант с пулемётом в руках. Из его перекошенной пасти вырывались крики и рычание. Дедал соображал быстро - бойцы ещё не зарядили оружие, а мутант сейчас откроет огонь. 
-Быстрее - крикнул Дедал, закрывая собой бойцов. Супермутант нажал на спусковой рычаг, шесть стволов пулемёта начали раскручиваться. 
-Только бы выдержала, -пронеслось в голове у молодого командира отряда, пока он смотрел на пулемёт, попутно срывая с пояса гранату. Пулемётная очередь прошла по броне, пробив её на стыке пластин у колена. Дедала крутануло вокруг своей оси, и граната уже без чеки чудом полетела в супермутанта, отбросив его взрывом на пару метров. В этот момент один из закончивших с перезарядкой бойцов открыл огонь, и в грудь мутанта вгрызлись пули, ломая рёбра и пробивая его насквозь. Мутант шумно выдохнул и осел. Дедал глубоко проглатывал воздух - система жизнеобеспечения брони работала на максимуме, охлаждая ранение. Всё-таки выдержала - он жив.
- Сгруппировались! - в который раз скомандовал он бойцам, садясь на камень и осматривая почти не кровоточащую через разорванный участок брони ногу. 
-Минута на передышку и идём дальше - их осталось не много.


После смерти Создателя. Часть II 


-Райно, Первый и Третий, похоже, покинули нас...
Шумный вдох.
-Что будем делать?
- Умрём в память Созда... - усталый, полный боли голос.
-Да знаю, знаю. Каков план действий?
-Выйдем им навстречу с оружием и начнём стрелять. Мне уже всё равно.
-Хмм... ты уверен?
-Нет. Я уже сказал - мне всё равно.

Второй подобрал плазменную винтовку и направился к выходу. Райно направился за ним следом, снимая с плеча гранатомёт.

-Ты ведь понимаешь, Четвёртый, что мы не выживем? -Второй резко повернулся, встретившись лицом к лицу с командиром квада.
Райно едва заметно вздрогнул, когда к нему обратились по порядковому номеру.
-Да, отчётливо, но причин оставаться на этой выжженной земле я не вижу.
-Опять принимал ментат?
-Да... какая теперь разница?
-Знаешь, я рад, что в нашем кваде были думающие особи. Спасибо тебе, Райно. Помни о нас и... А, ладно, меня на грусть потянуло, -с наигранной весёлостью скривился Второй. Райно посмотрел на Второго, ещё не понимая, что тот задумал.
Второй повернулся, с улыбкой хлопнув его по плечу, и резко толкнул вглубь пещеры, привалив выход валуном так, чтобы там не смог протиснуться мутант. Он, переключая тумблер плазмогенератора на максимум, метнулся в сторону приближающихся шагов, эхом отдававшихся от каменных стен каньона.

***


Дедал с бойцами шли к выходу из ущелья. Дедал злился на себя, на мутантов, на старейшин. За ним уныло и молча шли два солдата - он примерно представлял, о чём они думали. Из-за угла изгибающегося ущелья донёсся шум и топот ног. 
-Занять боевые позиции, проверить оружие! - скомандовал Дедал.
Топот постепенно стих, и из-за угла вышел супермутант с коричневым окрасом кожи. Дедал не скомандовал огонь в первое же мгновение только потому, что его застала врасплох неестественно выглядящая на лице мутанта улыбка и то, каким образом тот держал плазменное ружьё - за дуло, как дубину. Улыбка мутанта перешла в ухмылку и он, взглянув на рассветное солнце, кинулся на них.
-Огонь! - запоздало скомандовал Дедал, но было поздно. Коричневокожий подпрыгнул и с размаху ударил основанием плазменного ружья прямо перед Дедалом. Взрыв всколыхнул неустойчивый каменный склон ущелья и всех четверых завалило грудами огромных камней. Через пару минут, когда пыль улеглась, каньон осветили яркие лучи солнца.

***


Райно долбил кулаками камень, пока тот не переломился надвое. Выскочив, он побежал в сторону, откуда доносился шум. Солнце освещало кучу камней, из-под которых торчала рука в броне. Райно кинулся раскидывать валуны, но уже через мгновение понял, что Второй не мог выжить под такой тяжестью. Он прошёл дальше по каньону, и наткнулся на Первого. Глаза были широко открыты, на лице застыло выражение ужаса и обиды. Казалось, что он увидел перед смертью что-то такое, что поразило и возмутило его. Отойдя на десяток метров, Райно понял, что было причиной быстрой смерти Зелёного - на песке лежал Третий, истекая кровью. Райно подбежал к нему и, сев рядом, слегка приподнял умирающему голову. 
-Чёртов стелс-бой отказал в самый нужный момент, - проговорил Третий, отплёвываясь кровью.
-Гмм... -Райно не знал, что говорят в таких случаях.
-Первый и Второй?
-Мертвы.
Третий попытался кивнуть. У него не совсем вышло. Выглядело бы даже комично, если бы он не лежал, истекая кровью.
-Тебе не выжить с такими ранами, - просто сказал Райно.
Третий опять попытался кивнуть.
-Ну... за Создателя...? А, да ну его к чёрту, - шумно выдохнул Третий и улыбнулся краем рта. Улыбался он довольно редко.

***


Райно раскопал образовавшийся после взрыва каменный завал. Он похоронил. Позже, поднявшись наверх, завалил остатками зарядов из гранатомёта довольно большой участок ущелья. Вышла неплохая, как ему показалось, братская могила.
Он просто бродил по пустыне, не встречая никого. Казалось, что вся пустошь вымирала перед ним. 
Он остановился в какой-то пещере. Найдя тупиковый рукав одного из тоннелей, он отключил сознание и провалился в глубокий, вязкий сон.


Ночной рыцарь


С
олнце шло на убыль. Свет отступал, а его место занимали вырастающие прямо из камней и растений длинные тени, постепенно переходящие в полноценную тьму. 

Глубокий вдох. Сухой горячий воздух опалил ноздри - это приятно. Ничего лишнего: запах песка, плавящегося под беспощадными лучами солнца, сухая древесина и терпкий запах кактусового сока. Кактус! Внутренний взор твари осветился приятным предвкушением. Растение было в сотне шагов, за большим острым камнем. Существо приблизилось к растению, наклонилось и, приоткрыв пасть, не спеша погрузило зубы в мягкую плоть растения, ещё и ещё. Вот она - мягкая, густая жидкость. Существо начало выгрызать её, с наслаждением растирая языком по полости рта. Неподалёку зашевелился песок: маленький рад-скорпион почувствовал, что в его владения вторгся чужак. Молодой смертокогт полностью сфокусировал внимание на таком приятном ему деле, ничего не замечая вокруг. Он не слышал, как небольшой рад-скорпион выбрался из песка позади него и, угрожающе пощёлкав клешнями, направился в его сторону. Скорпион стремительно подобрался к когтю со стороны спины и затрещал, приказывая убраться из его территории. Коготь не обратил на это внимания, он был полностью захвачен интересным занятием. Тогда скорпион подполз ещё ближе и вонзил жало в так раздражавший его хвост, метавшийся в разные стороны. Коготь взвыл от неожиданности и боли и резко развернулся в сторону обидчика, уже занося лапу с длинными острыми когтями... и никого не увидел. Жало скорпиона зацепилось за ткани хвоста, и он, взлетев в воздух, упал за спину уже повернувшегося разъярённого когтя. Скорпион ещё раз ужалил чужака в хвост. Коготь вновь развернулся, ожидая увидеть обидчика, и вновь не увидел объект так резко вспыхнувшей ненависти. Только сейчас коготь понял, что допустил ошибку и потерял бдительность, но он был ещё молод, а опыт приходит с возрастом, а если не приходит… что ж, в пустоши полно костей и черепов, и они принадлежат не только браминам. Резкая боль в нижней лапе заставила смертокогта опустить морду и, наконец, увидеть своего обидчика… 
«Демон Пустоши» вернулся к своему занятию, впрочем, уже не доставляющему такого удовольствия. Яд скорпиона разливался по венам когтистой твари, заставляя её вздрагивать от непривычного покалывания в конечностях. Сам же скорпион неподвижно лежал на горячем песке, располосованный на три части одним взмахом когтистой лапы.

Пустошь пребывала в умиротворении. Нюк шёл не спеша, ощущая её «вкус»: он отдавал свободой вперемешку с виски, которое он периодически отпивал из фляги. Просто идти, ни о чём не задумываясь... ощущать то, что тебя никто и ничто не останавливает... Нюк был счастлив. Светло-голубой оттенок неба начал разбавляться кровью - солнце уходило в закат. Вместе с изменением освещения изменилось и настроение Нюка - теперь ему хотелось плакать. Из глаз потекли слёзы, но он улыбался - ради таких эмоциональных прорывов он и бросил свой город, уйдя в скитания. Никакой наркотик не мог дать таких ощущений, и эти ощущения делали его «Реальным», как ему казалось.
Через пару сотен шагов показалась уютная впадина, окружённая валунами, в которой он и расположился. Костёр разжигать было неиз чего, но путник привык к холодным ночам, а иногда этот кусочек тепла дарил не только уют, но и приносил вред хозяину, созывая тварей в округе. Ночь обещала быть лунной... 

Молодой смертокогт был раздражён: яд заставлял его тело пульсировать от судорог, как будто на все его мышцы одновременно напала икота. Солнце уже зашло, и он бы непременно направился в своё логово, ожидая поправки, но странный кисловатый запах, который донёс до него лёгкий ветерок, заставил его пройти пару миль в совершенно ином направлении. 

Нюк лежал на спине и считал звёзды, придумывая новые созвездия. Вон та вон куча ярких точек – созвездие жареной крысы, а вон та продолговатая фигура – бутылка пива. «Поесть бы»- загорелась мысль в голове у путника. Кое-как отогнав мысли о пище, он повернулся на бок и прикрыл глаза – выйти следовало с восходом Солнца, пока лучи света ещё не превращались из благодати в проклятье. 
«Гх-р-р-р» - звук такой, как будто обвалился десяток камней, но этого не может быть – место равнинное, а ближайшие скопления валунов окружают самого Нюка. Мозг, как всегда бывало в моменты опасности, заработал с утроенной скоростью: «Если это что-то большое, то спастись получится, разве что, спрятавшись на валунах…». «Гхр-р-р» - ещё ближе. В следующую секунду Нюк не смог сдержать поражённый вздох: в проёме между камнями показалась тварь, которую в его городе прозвали «Чёртом Пустоши». Нюк не двигался, прижимаясь всем телом к песку и надеясь, что демоническое создание его не заметит. Бесполезно, конечно, но он не хотел этого осознавать. Тварь подняла голову, и её морду осветили лучи лунного света. Нюк завороженно смотрел ей в глаза: чёрные, как смола, но, тем не менее, в каждом из них отражался светлый шар луны. 

Неожиданно для Нюка, смертокогт опустился на четыре лапы и издал гортанный рык. Ещё неожиданней для него оказался ответный рык, который прозвучал с противоположной стороны от животного. Человек повернул голову как раз в тот момент, когда огромного роста фигура, неотчётливо видневшаяся из-за тени одного из громадных камней, вышла на освещённый участок земли. Луна осветила контуры гиганта, размеры которого превосходили человеческие как минимум в три раза. Всё что смог рассмотреть путник - это исполинские размеры этого существа и то, что он держал в руках предмет, от которого исходили резкие вспышки зеленоватых лучей. Смертокогт зарычал, как будто напоминая о своём присутствии. В этот момент оружие, как потом догадался Нюк, которое держал исполин, на мгновение осветив всё вокруг ядовито-зелёной вспышкой, отправило такого же цвета луч прямо в пасть Черта Пустоши. 

Даже находясь в дюжине метров от места попадания, Нюк ощутил жар, исходящий от луча. Прошла пара мгновений, и из-под начавшей пузыриться кожи твари стала течь закипающая кровь, а в разных местах тела начали вылезать чернеющие кости. Через пару секунд, которые, к слову, были едва ли не самыми длинными в жизни Нюка, смертокогт представлял собой кучу беспорядочно торчащих костей, мяса и жидкости, источавшей ужасный запах и едва заметное свечение. Нюк шумно сглотнул слюну и обречённо повернул голову в сторону гиганта. Какой-то частью сознания он был уверен, что его постигнет та же участь. Исполин не издавал ни одного звука и, казалось бы, вообще застыл, превратившись в статую. Только редкие зеленоватые вспышки от его чудо-оружия напоминали о том, что он действительно настоящий, а не из камня… хотя Нюк уже ни в чём не был уверен. Далее случилось то, что стало последней каплей: на лице гиганта проступила улыбка, переросшая в пугающую плотоядную ухмылку. Очередная зеленоватая вспышка услужливо осветила два ряда крепких зубов. Нюк не выдержал и отключился, оставляя своё тело на расправу этому ночному существу.

Солнце как всегда проснулось раньше всех и выползло из-за горизонта, цепкими лучами-пальцами перебираясь всё дальше и дальше по постъядерной пустыне. Мягкими прикосновениями оно прошлось по лицу человека, который, скрутившись калачиком и обхватив колени руками, спал на голом песке. Через пару часов он проснётся и облегчённо вздохнёт, но неаккуратная куча органического происхождения, бывшая некогда одним из самых опасных существ, населявших пустынную Неваду, станет ему напоминанием о реальности ночного злоключения. 

Райно уже был достаточно далеко от того места, где произошла встреча со смертокогтом. Ему было плевать на судьбу человека, которого он оставил там же. Он не спасал его, просто был уверен, что смертокогт не остановится на убийстве человека и, только обезумев от запаха крови, кинется на него самого. Но это всё было ерундой, а впереди ещё бескрайние просторы пустыни…


Fallout Other,Fallout,Фоллаут,,фэндомы,Истории,Конкурсы Fallout

Заметки: есть опечатки, куда же без них. Да, я по старой памяти называю Когтей смерти смертокогтами. 

Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме Истории (+9839 картинок, рейтинг 16,071.1 - Истории)